April 6th, 2011

Побудем живы!

Апрельские дни – это не просто весна, а предчувствие мая. А май для многих людей, особенно моего, послевоенного поколения, связан с воспоминаниями о наших отцах и дедах, участниках Великой Отечественной войны.

Так получилось, что у моего отца, Павла Константиновича, после войны практически не осталось близких родственников. Его мама и сёстры умерли от голода в 30-годы, отца – «кулака» расстреляли, родной брат погиб на фронте.
Я хорошо помню время примерно с 1952 года.

Ежегодно, в престольный праздник Иоанна Предтечи, который приходился на 6 октября, к нам в гости приходили двое мужчин из соседнего села Верхний Реутец: двоюродные дяди моего отца. Их звали, как и многих в нашей деревне, ласково: дядюшка Володичка и дядюшка Петичка. Помню, как ожидали их, и издалека завидев, я прибегала домой и говорила: «Идут, идут». Казались они высокими и стройными, но с каждым годом почему-то становились ниже ростом, сутулее, а затем и вовсе стали приходить совсем маленькие старички с палочками в руках.

Жили мы бедно, но для дорогих гостей стол накрывался просто царский. К октябрю «подходили» гуси для холодца, к которому обязательно добавлялся выкопанный на огороде корень хрена. По старинным рецептам готовили настоящий мучной квас. Моя мама пекла пироги с толчёными грушами. В графине с узким горлом взбивали сливочное масло и, растопив его, поливали пироги, посыпая их сверху сахарным песком. Кроме этого, готовили мясо, картошку, соленья. Из запасников доставали самогон из сахарной свёклы, мутный, с каким-то запахом. Никто из наших гостей, и мой отец тоже, не злоупотреблял выпивкой, скорее по традиции, за компанию, как повелось.

Все годы, пока дядюшка Володичка и дядюшка Петичка были живы и приходили к нам, всегда был праздничный стол. В гранёные стаканы или стопки из толстого стекла наливали самогон, все взрослые поднимали их, чокались и говорили почему-то только одну фразу «Побудем живы!».
И долго мне было невдомёк, что означал их главный тост.

Трудно забыть непередаваемое наслаждение сидеть рядом со взрослыми, кушать всласть и слушать их разговоры. А были те разговоры, конечно же, воспоминаниями о войне. О Первой и Второй мировых. Но не о подвигах и страданиях. О жизни, предназначенной откуда-то свыше именно им и почему-то выпавшей на это тяжелое время. И о счастье жить за себя и тех, кому не довелось…

Теперь, когда многое понято в этой жизни, сердцем осознаю всю глубину и мудрость таких простых слов: «Побудем живы!».

«Нет креста выше сил», прими свою судьбу и проживи достойно тем, кем довелось: воином, землепашцем, отцом или просто Человеком. Каждый день, пока не прозвонит твой колокол …

Дорогие мои читатели.

Позвольте своей душе ощутить эту неутолимую скорбь и склоните голову перед памятью великих простых людей, ваших и моих близких и дальних родственников, всех солдат всех войн.

И пусть в нашей памяти они «Побудут живы!».