June 14th, 2012

АРХИЕПИСКОП ИОАНН САН-ФРАНЦИССКИЙ (ШАХОВСКОЙ)

Готовясь к ежегодной встрече со студентами (решили провести её в Коренной Пустыни), собирала материал, связанный с историей Иконы Богородицы, обретённой под корнем большого дерева на берегу Тускари. Икона часто бывала в Сан-Франциско, где, волею судьбы, оказался и наш соотечественник: священник, поэт, публицист – архиепископ Иоанн Сан-Францисский (князь Дмитрий Алексеевич Шаховской). Надеюсь, что Вы прочтёте его афористические выражения с интересом.

Эволюция зла - в ширину; добра – в глубину.

Грех –это ещё не полный грех. Полный грех - ложное добро.

Нравственная высота человека определяется степенью его оправдания собственных страданий.

У человека может быть гневное лицо, но никогда оно не должно быть злым.

Люди устают поражаться земным травинкам. Не устают они поражаться лишь всё возрастающим дюймам своих орудий.

У человечества нет слов, чтобы избежать войны.

Не люблю – гораздо сильнее, чем ненавижу.

Умный человек – это тот, кто может понять глупого, считает апостол Павел. Умный человек – тот, кто не может понять глупого – мысль Ницше.

Трудно увидеть в политике человека, так как в ней надо смотреть не вверх, а только налево и направо.

Нищий симулянт не отличается от подлинного нищего. Он, может быть, ещё более несчастен.

Одиночество – книга, которую надо читать с карандашом в руках.

В мире ложь летает, как моль; уничтожает хлеба, как саранча; оседает, как пыль, на вещах и отношениях людей; сидит червяком в плодах; точит ржавчиной всякую крепость мира; носит яд свой на лепестках и цветах человеческих.

Человек может проследить, как рождается в нем ложь, как выходит она из различных страстей – из страха, корысти, праздности, многословия, похоти, тщеславия, гордости, бесчувствия, алчности, ревности, зависти, злобы… Ложь также выходит из беспричинной одержимости человека ложью.

В добре и правде человек мудр и оригинален; в зле и неправде неумён и стандартен.

Люди и народы мира всё время изрекают друг о друге «правду». Эта правда – не просветлённая небом – никого не спасает, лишь растравляет раны людей и народов.

Беда наша не в том, что мы критикуем всё, а в том, что мы критикуем мелко и, в сущности, только мелочи; мы отталкиваемся от порослей зла, а не от его корней. Это мелкое недовольство жизнию, вереница ничтожных протестов и обид на жизнь, сетований на людей, друг на друга, есть плесень человечества. Эта плесень уничтожается только великой неудовлетворённостью, дочерью великой любви, ослепительного видения истины.

Жизнь в этом мире – плавание по морю. Интерес к этому миру – глотание солёной воды.

Священник окружён тайнами. Как осторожно надо ступать священнику. Тайна рождения, брака, посвящения себя Богу, тайна восстания, прощения, Богоприобщения, Богоблагодарения… Как чутко надо священнику жить…

О важном рассуждаем мы пусто, о пустом – важно.

Война – «потолок человеческой культуры». Ударившись о него, люди ходят некоторое время, склонив голову. Потом опять поднимают её…

Целый мир не-осуждения – на выбор:

Я не имею права осуждать;

Я не должен осуждать;

Я не привык осуждать;

Я боюсь осуждать;

Я не хочу осуждать;

Я не могу осуждать;

Я не люблю осуждать…

Искусственно изменённое подкрашенное лицо теряет тонкие черты неповторяемой личности человека. Лишаясь своей небесной неповторимости, лицо становится коллективным, стандартным.

Избранное. Собрание сочинений в двух томах. Том 2.

Изд-во братства во имя Святого Князя Александра Невского. 1999.