September 8th, 2014

Второй рассказ

Это – второй из неизданных рассказов В.П.Окорокова. Не будьте строги к стилю. Мой брат прекрасно решал задачи по химии, постоянно помогал студентам вузов, где эта дисциплина была «в почёте». Закончил Московский медицинский институт им. Сеченова и был в своё время грамотным провизором.

Итальянцы в Горловке

Хорошо вооружённая, имеющая большой опыт ведения войны, фашистская Германия вместе со своими союзниками, в числе которых была и Италия, подло, без объявления войны, вероломно, внезапно напала на нашу страну.

Несмотря на героическую оборону, Советская Армия, под ударами превосходящего по численности и по вооружению, хорошо подготовленного к войне врага, сдавала один за другим населённые пункты и города.

Итальянцы наступали на Горловку по кукурузному полю. Гремели выстрелы, слышался треск сухих кукурузных стеблей, крики и стоны раненых. Мирное население пряталось в подвалах и погребах. Наша семья тоже была в подвале, родители, как могли, успокаивали нас, детей, а порой мама закрывала нам уши подушками, чтобы не слышно было, что делалось наверху.

Наконец, всё стихло. Мы почему-то не могли самостоятельно выбраться из подвала. Помогли открыть крышку подвала соседи, потому что на нём стоял пулемёт.

И вот они – итальянские солдаты, говорящие на непонятном, немного певучем, приятном языке. Помню слова отца: «Засели наши десятка два Иванов на азотно-туковом заводе и нащёлкали по кукурузе итальянцев столько, что им пришлось два дня на конях вывозить раненых и убитых».

В первую очередь проверили документы у отца и со словами «карбон, карбон», что значит – «уголь», вернули ему военный билет.

У нас поселились два итальянских медика – офицер фельдшер Марио и санитар Пауччи – так звали их мои родные. Особых зверств они не совершали. Помнится только один инцидент. Старший брат Николай принёс домой стреляные гильзы о наших патронов и я, рассыпав их на полу, играл ими.

В квартиру вошли итальянские солдаты, увидели гильзы и, толкая отца в грудь, кричали: «Партизан, Италию пук-пук». Мать со слезами на глазах, доказывала, умоляла, показывая на брата и на меня.

Вскоре пришли «наши» итальянцы, те, которые жили у нас, медики. Отец и мать, как могли, стали объяснять им ситуацию. Похоже, они всё поняли и в довольно грубой форме проводили «непрошенных гостей».

Снабжение продуктами питания итальянцев было плохое. Бывало такое: привезут им суп, а хлеба нет – поели без хлеба. На следующий день привезут хлеб и больше ничего – и поели всухомятку. Доходило даже до того, что ели свёклу, собранную на недалеко расположенном поле, почистят – и на сковородку. Едва пойдёт парок, перевернут на другую сторону и уминают. Иногда «наши» итальянцы пытались освоить русский язык, особенно усердствовал в этом толстячок Пауччи.

Уходя, закрывая дверь, он говорил «здравствуйте». А входя в комнату, ещё у порога, кланяясь, ласково произносил «до свидания». Это вызывало бурю смеха у присутствующих.

В декабре-январе 1941-42 года наши войска хорошо потрепали немцев под Москвой. Это известие ошеломило итальянцев. Даже «наши» медики очень переживали. Санитар Пауччи ночью, видимо, во сне, стучал по стене кулаком и кричал: «Гитлер, капут!».