January 29th, 2016

Роланд Керн – человек-легенда, или: есть ли мера у любви?

Позвонил в конце прошлого года Роланд Керн, экс-бургомистр города – партнёра Шпайера и сказал: «Я должен приехать в Курск». Сказано – сделано. С нетерпением ждём встречи с г-ном Керном.

Роланд Керн стоял у истоков партнёрских отношений между городами Шпайер и Курск. Будучи молодым и амбициозным бургомистром изумительного, красивейшего немецкого города, стоящего на берегах Рейна, он «пробивал» в те далекие 1980–е годы холодные стены расхождений в идеологиях, политических разногласиях, несовпадений стратегий развития экономик. И случилось чудо. Западно-германский город Шпайер и советский Курск заключили договор о дружбе и сотрудничестве. Состоялись обменные визиты, были составлены первые планы совместных мероприятий.

Тем временем «подоспели» 90-е и нулевые годы. Рушился привычный для многих поколений уклад жизни, обесценивались сбережения, люди семьями, как было принято говорить – династиями – теряли в одночасье работу… Беда в лице «рынка» постучалась в большинство российских семей. Куряне не стали исключением.

И тогда наш дорогой Роланд Керн вместе с другими жителями Шпайера, своими друзьями, в числе которых был и покойный Карл-Хайнц Шварце, делали невозможное. В Курск направлялись десятки больших автомобилей с гуманитарной помощью. Присылались лекарства, одежда, обувь, продукты питания, оборудование для больниц и клиник города Курска и области. Помню, как прислали, в числе гуманитарной помощи, компьютеры для одного из сельских районов, а таможня запретила выдачу, так как компьютеры к гумпомощи не относились. Всё, по словам тогдашних блюстителей ввоза, подлежало уничтожению. Так и не отдали: ни технику, ни продукты, ни посылки с повседневными товарами.

Отдельной строкой шла помощь брошенным детям и сиротам. Ивановский детский дом в Рыльском районе, Дом малютки в Курске были переполнены сиротами. Туда передавались продукты, игрушки, приобретались в Курске ковровые покрытия, телевизоры, книги и т.п. В Ивановском дети узнавали Роланда Керна и Карла - Хайнца Шварце издалека и кричали зимой из открытых окошек второго этажа: «Дядя Роланд! Дядя Шварце!». Тысячи и тысячи добротных немецких марок передавались в семьи, в социальные приюты... Это было время, когда немецкие граждане открыли свои сердца и души для курян, для семей. Многие стали друзьями на десятилетия. Становились крёстными для наших детишек, курские девушки выходили замуж за парней из Шпайера. Создались в обоих городах «Круги друзей». В Обществе «Знание» Курской области открыли Центр немецкой культуры и информации. Из Посольства ФРГ стали привозить в Курск различные художественные выставки. По-настоящему стала развиваться народная дипломатия.

Памятен один случай. Роланд уезжал домой, уже вышел из Дома знаний, чтобы отправиться на вокзал. К нему подошла Л., курская журналистка, и рассказала историю о своём племяннике. У мальчика обнаружена неоперабельная опухоль мозга. Об этом сказали врачи в нашем городе, этот вердикт подтвердили и столичные специалисты. Но ведь надежда умирает последней. Л. попросила о помощи в Германии. Роланд пообещал всё разузнать и вскоре он сообщил, что мальчика и его маму ждут в немецкой клинике. Однако, после всех консультаций и анализов вывод был неутешительным: растущая опухоль неоперабельна. Господин Керн договорился с одной семьёй из Шпайера, чтобы русская мама с сыном пожили у них один месяц. Мальчика и его маму окружили вниманием, лаской, заботой, любовью, что семилетний ребёнок почувствовал в себе реальные физические силы жить, а мама уверовала в то, что надо бороться с болезнью сына и дальше.

Они вернулись в Курск, пошли с сыном в спортивный магазин покупать к зиме лыжи. Мальчик задал вопрос: «Я доживу и до зимы?». «Конечно, ты будешь учиться в школе, ты будешь здоров, ты будешь жить», – ответила мама. Это был июль или август. Мальчику предстояло пойти в первый класс. Мама и тетя Л. стали ежедневно ходить с ним на Сейм, чтобы мальчик плавал и окунался в воду с головой. Когда вода стала прохладной, обе женщины показывали, что и им не страшно, они втроём окунались с головой в холодную воду. Так было в сентябре, октябре, ноябре, декабре, январе... А дедушка и бабушка всё это время творили молитвы: дома, в храмах. Прошёл год, потом ещё один, ещё один. Опухоль перестала расти, а затем стала уменьшаться. ...Юноша закончил среднюю школу, один из курских вузов, работает в Москве. На днях разговаривала с тётей, той самой журналисткой Л. Она поведала, что племянник открыл в столице ИП и пробует самостоятельно силы в бизнесе.

Таких примеров, когда любовь взрослых людей к детям стала источником выздоровления, можно привести много. За этими примерами очень часто стоит имя большого друга курских граждан господина Керна, дорогого Роланда. Четверть века продолжаются эти контакты. Теперь г-н Керн возглавляет аэропорт города Шпайера. Он закончил также лётные курсы и стал лётчиком.

Как говорится, большое видится на расстоянии. Так вот, Роланд Керн для курян за 25 лет дружбы стал человеком-легендой. Кроме того, он и его земляки показали, что истинная любовь к людям не имеет измерения.

Друзья, знакомые Роланда всегда радуются, когда он сообщает о своём намерении посетить город Курск. Я – в их числе.



Кликните по изображению, чтобы открыть в реальном размере.