August 7th, 2016

ПЁТР ЯРЦЕВ, ДРУГ ВЯЧЕСЛАВА КЛЫКОВА


  • Встречи с Петром Михайловичем Ярцевым за все годы знакомства легко поддаются счету. Вначале они были связаны с  приездами в Курск известного скульптора Вячеслава Клыкова, с которым они дружили со студенческих лет. Потом Петр Михайлович несколько раз заходил с предложениями, вопросами и т.д. Так было и неделю назад.                                                                                                                                                                              Петр  Михайлович вместе со внуком заглянул ко мне в офис. Вспомнили о Клыкове, их дружбе, совместной работе.  "Принес  на память барельеф, копию которого  сделал с работ скульптора Ф. Толстого", - и Петр Михайлович достал из пакета  две  рельефные работы, отражающие античную тематику.                                                                                                                                                               А через пару дней, в прошедший понедельник, Петр Михайлович позвонил и сказал, что хотел бы ещё передать свои работы. " А то умру, - добавил он, - куда они денутся?". И  уточнил, переслал ли  Сергей Малютин его воспоминания о Клыкове.  Пообещала Петру Михайловичу, что все полученное прочту, как вернусь из командировки (уезжала на следующий день в Москву) и размещу в блоге. По  возвращении договорились встретиться со внуком  по поводу  работ скульптора. Ниже размещаю материалы, переданные С. Малютиным (огромное спасибо ему за это!).  Прочтите. Простые по изложению, но  уникальные - от первого лица,  воспоминания.

"ПАМЯТИ ВЯЧЕСЛАВА КЛЫКОВА

     19 октября 2014 года жители Курской области, города Курска и патриоты России отмечали 70-летие со дня рождения Лауреата Государственной премии СССР и Государственной премии РСФСР имени И.Е.Репина, Почетного гражданина города Нови Сад (Сербия), народного художника России В.М.Клыкова.

     Хотя известно, что Вячеслав Михайлович родился 16 октября, но отец записал сына девятнадцатым октябрём в честь Пушкинского святоносного лицейского братства.

    А теперь я хочу рассказать о некоторых эпизодах, связанных с нашим знаменитым земляком. Впервые я познакомился с Вячеславом Михайловичем в 1961 году, когда я учился на первом курсе художественно-графического факультета Курского пединститута, а он уже был студентом второго курса. Первый, кто заметил талант Вячеслава, был преподаватель по начертательной геометрии худграфа Николай Иванович Лобачёв, а не Лобачек, как многие ошибочно называли Николая Ивановича в документальных фильмах и в прессе.

     За два года учёбы на худграфе Вячеслав много времени уделял рисунку, лепке из пластилина, глины. Самостоятельно изучал анатомию человека в мединституте. А когда мы были на пляже, он внимательно рассматривал фигуры купающихся ребятишек. Позже в Москве оно вылепит мальчика с собачкой.

   Вместе с Вячеславом я ездил за голубой глиной в село Никольское, что недалеко от Коренной пустыни. Глину брали прямо из реки Тускарь.

    Ещё когда Клыков учился на худграфе, он вместе с заведующим кафедрой философии Курского пединститута греком Александром Николаевичем Илиади устраивали выставки работ больных пациентов в психиатрической больнице в Сапогово. Слава рассказывал, что в больнице были два брата-близнеца, и если один начинал чесать за ухом, то второй брат делал то же. Это, конечно, интересовало Илиади как психолога и философа.

     Благодаря своему мощному трудолюбию Вячеслав поступил в Суриковский художественный институт переводом на отделение монументальной скульптуры. Большую помощь ему оказал Курский архитектор Алексей Григорьевич Шуклин. Когда он увидел работы Вячеслава, то написал письмо ректору Суриковского художественного института Томскому Николаю Ивановичу с приложением работ Клыкова.

     Преподавателем у Клыкова до 1966 года был скульптор монументалист Матвей Генрихович Манизер, а по рисунку – сын Матвея Генриховича Гуго Матвеевич.

     Свои первые студенческие работы Клыков привёз показать землякам. Мы, студенты, думали, что он покажет фигуры людей или животных, а это были какие-то пласты с дырами, но очень красиво решённые по пластике. Угадывалось влияние английского скульптора Генри Мура. Куряне эти работы приняли негативно. И только Илиади пояснил, что после таких упражнений различных форм будут и портреты людей, и фигуры животных.

     Уже в первые годы учёбы в Москве Клыков вылепил бюст партизанки Веры Терещенко.   А потом был Серафим Саровский в Коренной пустыни и в Черемисиново, Икона Курская Коренная, Александр Невский в Курске, памятник Плевицкой в Винниково, жеребёнок около биофабрики, Поклонный крест в Черемисиновском районе и в Мармыжах, Храм Покрова Пресвятой Богородицы на родине, в селе Мармыжи.

     Надо заметить, что когда Вячеслав Михайлович лепил, то он не любил, чтобы на него смотрели сзади за работой.

     Когда мы открывали очередной памятник, то всегда была хорошая солнечная погода. А вот что говорил о погоде и Клыкове лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Геннадий Стрекалов при открытии памятника императору Николаю Второму:

     «Дорогие братья и сестры! Уважаемые друзья! Мы сегодня присутствуем при очень благом деле. Утром проснулся, посмотрел направо, налево – всё заволокло какими-то свинцовыми облаками. А в момент благого дела открытия памятника императору Николаю Второму и погода нам способствует, и вот это праздничное настроение – оно вашим присутствуем здесь обусловлено. Я бы хотел сказать, что много сейчас говорят о возрождении России. Это очень модное слово, но ведь возрождение не придёт само собой, как в сказке о рыбаке и рыбке. Это не каждому по силе получить такой удар от этих варваров, взорвавших этот памятник. И он всё-таки нашел в себе силы и сделал, довёл до конца… Я хочу сказать, что вот с такими, как Вячеслав Михайлович, я лично как космонавт пошёл бы в самый серьёзный космический полёт».

     Русские люди, патриоты с любовью относились и относятся к знаменитому скульптору. Сам же Вячеслав Михайлович, в свою очередь, так говорил в селе Мармыжи на своём шестидесятом дне рождения:

     «Дорогие мои, любимые русские люди, земляки! На самом деле вы самые любимые мои люди. Даже если я кого-то не видел в лицо, приезжая сюда или по дороге я всё время вспоминаю не только ваши глаза, ваши лица, я узнаю не только вот всех вас, я узнаю своих сразу, и мне так радостно и так тепло. Мы приезжаем часто в Мармыжи, и я всегда боюсь, когда мы едем сюда, как бы сердце не разорвалось от любви к этой земле, полям».

     Вячеслав Михайлович бережно относился к русским песням. Можно сказать, что он заново открыл и реабилитировал Надежду Васильевну Плевицкую, которая была несправедливо обвинена в шпионаже, сравнивая её с Матой Хари.

     Сам же он хорошо пел, любил поэзию. Некоторые стихи Николая Рубцова он знал наизусть.

     Приведу такой случай. После открытия Звонницы на Прохоровском поле мы ехали в одном купе с правнуком Льва Николаевича Толстого Никитой Ильичём Толстым. Так что Вячеслав и Никита пели всю дорогу, пока я не вышел в Курске.

     А вот другой случай. Известно, что Вячеслав Михайлович часто приезжал на свою малую родину в Мармыжи и, как правило, с писателями, художниками, актёрами. Был на его родине актёр Алексей Захарович Ванин, певица Татьяна Петрова и будущая певица Татьяна Острягина, геополитик Наталья Алексеевна Нарочницкая. Однажды он приехал с кинооператором из Орла – Владимиром Почечикиным, чтобы запечатлеть мать Вячеслава Михайловича. Лидия Тимофеевна всегда гостеприимно встречала гостей и друзей сына. Владимир гостил на родине Клыкова несколько дней. А через некоторое время Вячеслав Михайлович встретил Почечикина в Орле. И сказал ему, что теперь его очередь угощать гостя у себя дома. Владимир всячески уклонялся, но всё же пригласил Вячеслава Михайловича в свой дом. Жена Владимира Маша, узнав, что это и есть сам Клыков, достала припрятанную бутылку самогона (как видно, от мужа), чтобы угостить дорогого гостя. Ну а после угощения запела казацкие песни, посвящённые легендарному генералу Ермолову. Вячеслав Михайлович от этих песен прослезился. Про этот случай мне рассказал сам Клыков, а дополнил белгородский скульптор Анатолий Шишков.

     В 1991 году, по инициативе Фонда Славянской письменности и культуры, было совершено перенесение мощей преподобного Серафима Саровского из Богоявленского Кафедрального собора Москвы в Дивеево, которое закончилось установлением памятника преподобному Серафиму на его дальней пустыньке. В день открытия памятника Вячеслав Михайлович приготовил для Патриарха Алексия II серебряный с позолотой барельеф Серафима Саровского. Когда открывали памятник, то монахини, стоя на коленях, молились и плакали. Вячеслав Михайлович рассказал мне, что он тоже не смог сдержать слёз, а барельеф подарил монахиням.

     В октябре 1991 года по инициативе Вячеслава Михайловича в Курске проходила конференция «Русский чернозём». В ней принимали участие ученые-почвоведы из центральных областей Черноземья. По окончании конференции Клыков в Москве в Министерстве иностранных дел организовал пресс-конференцию. Были приглашены крупнейшие средства массовой информации. После этого Вячеслав организовал экспедицию по чернозёму всех центральных областей России в честь столетнего юбилея выхода книги В.В.Докучаева о русском чернозёме. Финансировать экспедицию правительство не стало. Поэтому Вячеслав на эти мероприятия потратил свои 27 тысяч рублей.

     В своей книге Докучаев писал: «Чернозём… для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд; в нём вековечное неистощимое русское богатство».

     Вячеслав Михайлович гордился, что в 1900 году на Всемирной выставке в Париже центральное место в экспозиции вместе с Каслинским ажурным чугунным литьём был большой куб русского чернозёма. Французы тут же окрестили русский чернозём «Черным бриллиантом».

     А какого объёма был Панинский монолит? Вячеслав утверждал, что один кубический метр. Пришлось с ним поспорить. Дело в том, что куб был изъят в Воронежской области в моём родном Панинском районе. С помощью ломовых лошадей мужики вытягивали из котлована по спущенному в яму дубовому скату огромный куб чернозёмного монолита – каждая грань равнялась сажени! – предварительно обитый досками и обвязанный верёвочными канатами. Тянули к станции этот исполинский ящик по первому снежку на специальных широкополозных санях шесть запряжённых цугом битюгов. Это был восьмикубовый Панинский монолит, содержащий в себе 11% гумуса.

     После закрытия выставки монолит отправился в Сорбону. К сожалению, в 1968 году, во время студенческих волнений, в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию монолит куба был разрушен. Его обломки, самый большой из которых имеет размеры 60х40х30, находится во Французском национальном агрономическом институте. Вячеслава Михайлович в нашем споре я всё-таки убедил.

     В 1992 году, по инициативе Фонда Славянской письменности и культуры, решено было по благословению Святейшего Патриарха Алексия II пронести через все славянские страны Неугасимую Лампаду, воженную во святом Граде Иерусалиме, с Благодатным Огнём от Гроба Господня. До Москвы во главе сопровождения Неугасимой Лампады был епископ Василий Родзянко и ещё 12 человек. А из Москвы от Славянской площади до Севастополя её сопровождали Александр Морозов, Шиновский Юрий, старший брат Игоря Талькова Владимир. Я тоже был участником этого знаменательного события. На всём пути нас встречали прихожане с пасхальными лампадами из Тулы, Орла, Курска, Белгорода, Харькова.

     Когда мы проезжали по Украине, в одном из городов было объявлено по радио и телевидению, что в кинотеатре вечером будет показан фильм о Благодатном Огне. Когда же мы пришли в кинотеатр, то в зале на первом ряду сидела одна девочка лет шести-семи. Вячеслав Михайлович поблагодарил девочку, и фильм был показан для неё одной.

     Последняя остановка у нас была на месте Святого Крещения Крестителя Руси Владимира в Херсонесе Таврическом…

     Пётр Михайлович Ярцев"

Вернулась 5 августа из командировки, пришла  на работу. Ко мне тотчас вошла секретарь и сказала: "вчера звонил тот молодой человек, что был  с дедушкой   несколько дней назад. Он просил сообщить, что Петр Михайлович  умер". "Как - умер?" - только и смогла ответить ей...

Эта запись  неожиданно оказалась  посвящением   памяти очень хорошего человека, отличного скульптора, патриота России
Петра Михаловича Ярцева.
Пусть Господь будет милостлив к душам
двух великих людей, друзей по жизни и совместной работе  Вячеслава Клыкова и Петра Ярцева.