May 18th, 2017

НАСКОЛЬКО СОЗВУЧЕН НАШЕМУ ВРЕМЕНИ МИР МАРКА АВРЕЛИЯ?

Как  и обещала - немного  из "Размышлений"  императора Древнего Рима Марка Аврелия.

Читайте, пожалуйста, не только глазами, но, возможно и проговорите текст!
Не сразу мысль открывается!


" Меня кто-нибудь станет презирать?
Это его дело. Моё же дело - не оказаться достойным презрения вследствие какого-нибудь  поступка или слова.
Он будет ненавидеть меня?
Опять-таки  его дело. Я все же буду хранить благожелательность и благосклонность  ко всему  и всегда буду готов указать на заблуждение,  без издевательства, но из искреннего желания  добра, как это делал Фокион ( Фокион - ок.402 - 318  до н.э., - знаменитый  афинский полководец и политический деятель, прославившийся своей честностью  и  благородством. Стоял во главе афинян в  войне  с Филиппом II Македонским), если только он не лицемерил. Таким должно быть внутреннее  настроение, и боги должны видеть в тебе человека,  ни на что не досадующего и не злобствующего".

***

"Следует отдать себе отчет,
во-первых,  в том,  каково твое отношение к людям, и в том, что люди рождены друг для друга. Ты же,  сверх того, поставлен  над людьми, как баран над стадом овец или бык над стадом коров.
Обоснуй это глубже, начав с положения : " Если не атомы, то вседержительница-природа..."
Но если так,  то менее совершенные создания существуют  ради более  совершенных,  более же совершенные - друг для друга.

Во-вторых,  - в том, каковы люди за столом,  на ложе,  и т.д., в особенности же  какую власть имеют над ними из основоположения, и с каким самомнением они делают свое дело.

В-третьих,  - в том,  что если  в данном случае люди поступают правильно, то не следует сердиться на них, если же неправильно, то очевидно,  против воли или по неведеню. Ведь всякая душа против воли  лишается как истины, так и  отношения к другому человеку, сообразного его  достоинству. Ведь людям  очень не нравится слыть несправедливыми, неблагодарными,  жадными и, одним словом, заблуждающимися  по отношению к ближним.

В-четвертых,  - в том,  что ты и сам  во многом заблуждаешься и подобен им; если же и не впал в какие-нибудь заблужения, то не чужд порождающим их склонностям. Это справедливо, если от подобных заблуждений удержали тебя трусость, честолюбие или какое-нибудь  другое  дурное побуждение.

В - пятых,   - в том,  что ты даже не уверен, заблуждаются ли они. Ведь чужая душа - потемки. И вообще, многому  следует поучиться, прежде, чем  с уверенностью высказываться о чужих поступках.

В -шестых, -  в том, что предаваться   чрезмерной досаде или негодованию,  значит забыть  о мимолетности человеческой жизни и о предстоящей  всем скорой смерти.

В- седьмых, -  в том,  что не поступки людей в тягость нам -  их настоящий источник  в руководящем начале этих людей, - а наши убеждения. Устрани же убеждения, пожелай освободиться  от суждений об этих поступках, как о чем -то ужасном - и гнева как не бывало.
Но как устранить их?
Размышляя о том,  что для тебя нет ничего постыдного в этих поступках. Ибо если ты  будешь считать злом  не только постыдное, то и тебе не избежать многих заблуждений и стать разбойником или кем-нибудь еще  в этом роде.

В-восьмых,  в том,  насколько  последствия гнева и огорчения по поводу  чего-либо более тягостны, нежели то, что вызывает гнев и огорчение.

В- девятых, - в том,  благожелательность, если она  искренняя, а не напускная, есть нечто неодолимое.
Что, в самом деле, сделает тебе разнузданный насильник, если ты останешься  неизменно благожелательным к нему, и при представившемся случае, будешь кротко вразумлять его, а в тот  самый момент, когда он собирается  сделать тебе зло, ты, сохраняя спокойствие, обратишься к  нему: "Не надо, сын мой: мы рождены для другого. Я -то не потерплю вреда, но ты потерпишь". Далее, следует толково и в общем виде показать ему,  что это действительно так и что ни пчелы,  ни животные, рожденные для стадной жизни, не поступают таким образом.
Но нужно сделать это  без насмешки  и издевательства, а любвеобильно, без затаенной обиды, не принимая  учительского тона и не стремясь удивить присутствующих, или с глазу на глаз,  если присутствуют посторонние... Конец фразы не сохранился).

Помни об этих девяти  правилах, как бы  получив их в дар от муз.
И пока еще жив, стань, наконец, человеком!
Следует в равной  степени избегать как гнева, так и лести в отношениях к людям:  и то, и другое противно  общественности  и приносит вред.
В приступе гнева никогда не забывай, что ярость не свидетельствует о мужестве, а, наоборот, кротость  и мягкость более человечны и более  достойны мужа;  и сила, и выдержка, и смелость на стороне такого человека, а не на стороне досадующего  и ропщущего.
Чем ближе  к бесстрастию, тем ближе к силе. Как огорчение, так и гнев обличают бессилие. И огорчающийся и гневающийся - ранены  и выбыли из строя.
Если хочешь, прими и десятый совет. Требование,  чтобы дурные  люди не заблуждались, - безумно, ибо означает стремление к невозможному.
Соглашаться же с тем, чтобы они были таковыми по отношению к тебе, - нелепо и достойно тирана".



А, знаете?
У меня есть  примеры достойной  жизни  близких мне  людей, о которых пишет великий император!