?

Log in

No account? Create an account

Галина Павловна Окорокова

Ректор ЧОУ ВО «Курский институт менеджмента, экономики и бизнеса»

"МОЙ" СЕКРЕТАРЬ РАЙКОМА КОМСОМОЛА
gp_okorokova
Отшумели  торжества, связанные с  празднованием 100-летия ВЛКСМ.

Как ни  судите, а  комосомол   для молодых людей был-таки школой жизни.

Практически у всех, кто вступал в комсомол, в памяти оставался этот день надолго. Или навсегда.
Поделюсь с вами  своими переживаниями  об этом времени.

... Стоял жаркий август.
Я работала  на току  совхоза "Реутчанский".
Вместе с другими женщинами   готовили  убранный с полей урожай зерновых для хранения  в амбарах или отправки на мельницы и мелькомбинаты.

В один из дней ко мне подошел  агроном Центрального (нашего) отделения совхоза  Юра Дюжев и спросил, сколько мне лет.
Я ответила, что в сентябре будет 14.
"хорошо, - ответил он. - "Значит,  можно  вступать в комсомол".
Он также добавил, что завтра принесет мне устав комсомола, а послезавтра поедем в райком.
Также сказал, чтобы пункт о демократическом централизме  выучила наизусть.

Весь вечер накануне поездки в райком  я читала Устав. Помню, что по вопросу того "демократического централизма"   практически ничего не поняла.
Наутро, с тревогой в душе, стала собираться в райком.
Две косички с  ленточками, белое штапельное платье с мелким рисунком. Оно имело небольшой круглый отложной воротничок, длинный рукав на манжетке и присборено в талии.
Моя мама  умела шить, и платье как раз только что  подготовила мне "к школе".
На босу ногу обула  обычные простые тапочки, так как  ни  о каких туфлях, а, тем более, о босоножках и речи быть не могло. Это было роскошью для нашей семьи.

 На работу в этот день не пошла.
Часов в 12  подъехал на мотоцикле Юра. Оказывается он был комсоргом совхоза, поэтому   и повез меня в райком.

В райкоме комсомола я осталась ожидать в коридоре,  а Юра  вошел в один кабинет, потом в другой.
Видимо, был перерыв,  и никого не было.
Только во втором кабинете был человек.
"Заходи", - сказал комсорг. Сам остался снаружи.

За столом сидел молодой человек и читал газету.
Когда я вошла, он отложил ее в сторону и стал что-то спрашивать.

От волнения  не помню вопросы, заданные   этим комсомольским работником.
Помнится, спросил, что читаю.
С желанием ли вступаю в комсомол.
О демократическом централизме  - точно - не спрашивал.

В заключение сказал: "Принимаем тебя в комсомол".
Из кабинета вылетела, словно  у меня были крылья!
Испытала такое счастье, не передать! Мир сразу изменился, потому что теперь я - комсомолка!
Юра похвалил меня и мы  поехали в деревню.
По дороге  комсорг сказал, что в комсомол меня принимал второй секретарь райкома  и назвал его фамилию, имя и отчество.
Я запомнила.

Прошло два года.
Я уже училась в  Курске, в техникуме.
На втором курсе меня избрали секретарем комитета комсомола.
Как раз была областная конференция,   надо было в ней участвовать.

 Когда стали избирать секретарей обкома комсомола, то  среди них  вдруг увидела и узнала "моего" секретаря Медвенского райкома ВЛКСМ  Валентина Ивановича Харланова!
Было радостно от того, что  я знаю этого высокого, стройного,  благородного молодого человека.

После конференции  пели  комсомольские песни.

Пел и Валентин Иванович. Помню, что он сказал тогда, что его любимая - "ЛЭП-500".  С подъемом исполнили и ее.
Помню  такие слова:
"Седина в проводах  от инея,
ЛЭП -500 не простая линия.
И ведем мы её с ребятами
По таежным дебрям густым.
А вокруг  - горизонты синие.
ЛЭП-500 - не простая линия..."

Так и остался в моей памяти Валентин Иванович Харланов "моим" секретарем райкома ВЛКСМ.

Вскорости его перевели в ЦК ВЛКСМ.
Потом Валентин Иванович был на серьезной дипломатической работе.
Как мне рассказали наши московские   друзья,  работавшие ранее в Курске,  и знавшие  "моего" секретаря райкома, за  операцию по спасению советских  работников одного из посольств ( в буквальном смысле) он был награжден орденом Ленина.

Также они сказали, что в последние годы Валентин Иванович тяжело болел.
А, примерно,  три -четыре месяца назад его  не стало...

Вот и вся история, длиною в десятилетия.
Хотя Валентина Ивановича видела в своей жизни только несколько раз.

Жалею, что не спросила о его судьбе раньше, когда он был жив.
Поехала бы в Москву и поклонилась бы ему за свою комсомольскую судьбу.

А теперь -  желаю душе Валентина Ивановича Харланова  - такого же высокого полета в духовное пространство, как это было и на  Земле.