February 22nd, 2019

"СУХОЙ ЗАКОН": УРОКИ НЕДАВНЕГО ПРОШЛОГО

Молодые люди, конечно, не знают, как в восьмидесятых годах прошлого века  вводился в стране "сухой закон".

Сельский район, в котором  работала, был одним из лучших в области.
Областная власть решила, что именно в двух,  передовых  районах, и надо ввести "сухой закон". Так, Медвенский и Глушковский районы  были выбраны в качестве примера "зоны трезвости".

Как раз, в те весенние дни,  первый секретарь райкома был в отпуске,  я исполняла его обязанности.
Звонки второго секретаря обкома, заведующих отделами были  строги и безальтернативны: собирайте актив и объявляйте район "зоной трезвости".
Переговоры с руководителями -  председателем райисполкома, начальником управления сельского хозяйства, председателями колхозов и совхозов вызвали абсолютный протест против  получения этого "звания".

Мои слабые попытки  отказаться от  "заманчивого" предложения успехов не дали.
В район срочно прибыл заведующий отделом пропаганды обкома.
Собрали в районном Доме культуры народ.

В конечном счете, люди проголосовали "за".

Итог "зоны трезвости" не заставил себя ждать.
Во всех магазинах района  уже назавтра не было ни  одной единицы ликеро-водочной продукции.
А тем временем, жизнь продолжалась.
Например,  планировалась свадьба в какой-то семье.
Стали разрабатывать сценарии проведения "трезвой свадьбы".

Или похороны. Традиции подсказывали, что  покойника  вспоминают, в том числе, чаркой спиртного.
Тогда было разрешено председателю райпотребсоюза, на основании справки с печатью от сельсовета, выделить немного  вина и водки...
Или - поезжайте в другой район, который не был "зоной трезвости", купите спиртное и тайно попытайтесь  подать на стол.

Вспоминаю вот что.
Два прекрасных журналиста из "Советской России" - супруги, попросили  найти для очерка героев труда, сельских жителей.
Я предложила рассказать о двух сестрах  - Марии и Пелагее из колхоза "Великий Октябрь". Одна была лучшей доярочкой, а другая работала на свиноферме.
Кроме того, у  обеих был прекрасный музыкальный слух. Пели на два голоса весь русский народный  песенный репертуар.
Мария предложила, чтобы  встретиться у неё дома.
Сказано - сделано.

Сестры были хлебосольны, накрыли стол. Тут тебе и холодец,  соленые помидорчики-огурчики.
В центре стола стоял белый  фарфоровый чайник.

Сели  за стол: журналисты, сестры и я. Пять человек.
Начался разговор.
Хозяйка предложила покушать.
Она подошла ко мне и шепотом спросила, можно ли налить из чайника  в рюмки: "там самогончик".
Также потихоньку спросила я коллег из газеты: можем ли мы в "зоне трезвости"  попробовать  пол-рюмки самогона - чтобы девочкам лучше пелось, дескать.

И Владимир Васильевич, и Валентина Борисовна - дай им Бог здоровья, - ответили положительно...

А Мария и  Пелагея пели  до того проникновенно и красиво, что и расставаться не хотелось.

Вскорости после этого меня перевели  на работу в область.
Но еще долгое время  жители района не могли простить мне  "зоны трезвости", говорили об этом, как  об унизительном  отношении  по отношению к  большинству граждан,  к тем, с кем работала бок о бок 10 лет.

Еще через некоторое время пресловутые  "зоны трезвости" сошли на нет.

Но дело было сделано ужасное: виноградники в Крыму и Краснодарском крае были вырублены. Говорили, что кто-то из ученых, создававших новые сорта винограда,  не мог  вынести  подобной борьбы за трезвость и  совершил суицид.

Одним из негативных моментов борьбы также был взлет самогоноварения.

Урок в чем?
Запретить можно все.
Но. Все ли запреты дадут позитивный результат?
Ведь   есть другие пути  борьбы за трезвый образ жизни. Верно?