September 22nd, 2019

"СВЕРЛОВЩИЦА - ДОВОДЧИЦА" И... ОНА ЖЕ - ДОЧЬ КОНСТАНТИНА ВОРОБЬЕВА

Скажу сразу: обожаю Наталью Константиновну Воробьеву.
Умница. Человек искренний. Общаться с ней - роскошь.


Неделю назад,  встречаясь в Медвенке и в Курске,      Наталья Константиновна вспомнила, что когда она, будучи школьницей, пришла в театральную студию с документом по школьному  трудовому  обучению  с формулировкой  "сверловщица-доводчица", то руководитель студии  сказал: "Какое полное попадание! Кого из вас, студийцев,  Наташа не  "сверлила", кого не "доводила"?"
В этом тоже - характер дочери  писателя -земляка Константина Дмитриевича Воробьева, 100-летие со дня рождения которого куряне будут  праздновать 24 сентября 2019 года.

На самом деле, реальный его день появления на Земле - 16 ноября.
Но. Именно 24 сентября  был его побег из плена. С той поры Константин Дмитриевич вписал  этот день себе в паспортные данные, как день своего рождения.

В день 24 сентября 2019 года  в родной Шелковке Медвенского района, именуемой ужк давно селом Нижний Реутец, будет  заложен яблоневый сад.
Ведь в произведениях  писателя часто встречаются  литературные сюжеты о бушующих шелковских садах: вишневых и яблоневых...
Пройдет торжественная встреча в  Нижне-Реутчанском Доме культуры, на которую соберутся земляки, а также педагогическая, творческая общественность Медвенского района.
И, конечно же, приедут из Москвы Наталья Константиновна и ее супруг Юрий Петрович.
Как хорошо, что  куряне могут насладиться общением с дочерью писателя,  услышать её воспоминания.

А Наталья Константиновна  тоже  имеет от Бога литературный дар. Много лет она  публикуется в литовском  журнале "Таллинн". Её мечта - написать книгу об отце.
Не так давно, она прислала  выдержки из своих публикаций.

Хочу, накануне юбилея Константина Дмитриевича Воробьева, познакомить вас, дорогие  читатели, с  этими материалами.
Почувствуйте "нерв"  "сверловщицы-доводчицы" Натальи Воробьевой.
Далее  - письмо Натальи Константиновны.   Включение в блог этого текста с ней согласовано.


" Открыла опять  ж-л "Таллинн" (за 2001 г.!). Писала с 1978 по 2000 гг. "Ибо сие все человеку" - это мой "подступ" к книге  об отце.    Которую так и не напишу. Зато написала свое привычное эссе, но будучи уже более мудрым и осмысленным человеком. А, главное,  обретшим родину.
В журнальной исповеди слишком много
слов, которые требуют селекции. Нагромождение чувств затмевает смыслы. А смысл - всему голова. Наверное, это некая квинтэссенция жизни - поиск именно смыслов.
Вот и захотелось Вам несколько отрывков "представить" (не на суд, а просто так).
.
"Большое видится на расстоянии"... Есенинские строки, ставшие расхожей сентенцией, наверное, во многом справедливы, и те почти двадцать пять лет, что отделяют меня от роковой черты, за которой осталась жизнь-судьба отца, давным-давно превратились в огромное расстояние, и пора, пора разглядеть всё.
      А я вот только-только подбираюсь
к словам, и никак не подберу тех, что способны передать истинный смысл событий".

.
"Не вернуться назад. Даже на миг. Даже сейчас на бумаге, когда от воспоминаний голова идет кругом... А вообще возвращение - опасное занятие. Тоже своеобразный миф. Трюк. Смертельная игра! Всё другое! Всё чужое!
Ты один на один с памятью о былом. Но тебе непременно хочется выговориться, оставить в мире свои собственные слова и мысли, как будто это кому-то интересно. Еще одно ухищрение!
      Но так хочется остаться хотя бы тенью на стене дома, облачком остывающего дыхания под потолком, эдакой лампадкой,
крохотным блуждающим огоньком в тех лесах под Вильнюсом, где бывали с отцом, детским лепетом в тихом доме с верандой и садом в моем Шяуляй... Остаться, остаться, остаться...
В глубине. В вышине."

"Сплелись корнями дерева Петербурга, Риги, Курска, Шяуляя, Вильнюса и Москвы. Потому и в сердце поселилась раздвоенность, двойничество, неприкаянность, тоска по родине.
А где она, моя родина?.. Ах, господа хорошие, дайте же мне четкое знание границ, определите, наконец, меру моей собственной любви к тем землям, откуда пошли мои предки! Укажите же мне - мое место! "

.
"Ах, слова, слова... Помню, как плакала над чужими словами, изнемогая под бременем любви к чужому таланту... Как иные ходят в храм, так я, пожалуй, блуждала по страницам книг с раннего детства - там было больше простора, воздуха, всякой всячины, пустяков и вещей величественных, там никто не стоял над душой и не заставлял строго следовать каким-то канонам.
     А время и впрямь рассыпается под ногами с таким удивительным звоном, как протяжно, как печально гудят на ветру колокола - ночь, ветер, тоска, дорога, которая должна когда-то
оборваться, и столько жизни вокруг. Господи, сколько жизни! Неведомой.
     Страшно входить в каждый новый год, в это коварное, тягучее течение темных вод, пугающий плеск реки времени
иногда удается расслышать сквозь повседневную суету, и тогда страх закрадывается в сердце, не за мной ли прибыл Харон?"

.
"Ты бредешь... В любую пору - зимой и летом, днем и ночью - жаром пышут заросли малины, вдоль обочины стоит такой сильный, сладкий ягодный дух, на кустах дикой розы, на шиповнике цветочное полыхание.
     А недавно цвела сирень... Скоро заполыхает рябина...
Ты идешь... И вдруг покажется, что всё еще по-прежнему, что где-то в камышах притаилась резиновая лодчонка, что всё у нас надежно, и еще столько времени в запасе, лесное озерко доверчиво льнет к твоим ногам, а завтра мы снова будем пылить по лесным дорогам, каждый задумываясь о чем-то своем... и мы опять будем молчать и жадно выхватывать глазами освещенные вечерним солнцем домики, темнеющие вдали деревья, силуэты людей...
     И солнце будет клониться к заходу и тревожить нас последними бликами на полях, и говорить станет
трудно и не нужно..."

.
"Вот поэтому-то и не устаю повторять чужую мысль: "Всё главное в тебе самом".      Ты должен научиться видеть и слышать мир, должен научиться отбирать для себя нужных и верных людей, должен научиться радеть за ближних своих, научиться не предавать, не бросать любимых в пучину боли и отчаяния.
     Ибо ты сам и никто другой ответственен за всех и вся в жизни, ты, ты,
ты один.       Нужно денно-нощно лелеять и пестовать побеги добра в собственной душе, ведь кто же взрастит их в тебе, если не ты сам?..
Значит, по-настоящему мудр и добр тот, кто и в старости сажает яблоньку на обочине дороги, хотя та будет плодоносить только спустя годы и годы. А мы всё хихикаем: "И зачем это Лев Николаевич Толстой писал свои назидательные притчи?!.."
.
"Проспекты, площади, улицы, переулки и закоулки - эта своеобразная попытка человека организовать простор, заключить его в какие-то рамки, одним словом, обуздать воздушную стихию - по-своему рождает ощущение обжитости мира, покорения пространства.
Поразительно! В нескончаемой суете и беготне ты сохраняешь в себе простое знание: там, вдалеке,
существует небольшое такое обжитое тобой пространство, прирученное, несущее покой, наполненное теплом и родными запахами. Там твой письменный стол, диван, полка с книгами.
Там - твое пристанище и прибежище. Там тебя кто-то ждет...
Ты одновременно в плену у прошлого, и у настоящего, и у будущего. Все вперемешку внутри тебя - ликующая радость и боль, лица любимых и солнечные блики,реальность и сновидения, быль и небыль. Воистину "печаль твоя светла".

   Это как сад по весне, роняющий белые и розовые лепестки на землю, несущий свежесть и и душистый дурман...
    Далекие
сады, вечные сады Эдема, канувшие давным-давно в небытие и в то же время расцветающие каждую весну."
Вот, милая, родная душа моя Галочка, как я думала и писала, и подступалась к заветной книге... Но чтобы писать такую книгу, нужно обрести прежде всего зрелость.  Она-таки пришла, хотя, м.б., и с опозданием.
Но пришла, даже старость властным движением руки отодвинула на время в сторону... Молодец! Я ей рада. Уроки Курска не прошли даром.
Смотрю сквозь время и все невзгоды вдаль, вперед.  Время - вперед, и я с ним вместе, а куда денешься?.."

Искренне желаем Наталье Константиновне написать Книгу.
     Ту самую, об Отце!
Ведь "сверловщица-доводчица" не имеет права сомневаться в  себе.
А если Константин Дмитриевич   услышит, ощутит  слова, написанные любимой дочерью, то он  оттуда,  с   Небес,  будет посылать свои молитвы и родным, и землякам. И всем добрым людям.