May 4th, 2021

Альфонс Доде как импрессионист в литературе

В праздничные дни  завершила чтение романа французского писателя Альфонса Доде "Короли в изгнании".

Роман читала давно-предавно, но вернулась к нему из-за Винсента Ван Гога.
Ваг Гог  в своих письмах к брату Тео  упоминал нескольких писателей как импрессионистов в литературе.
В их числе было имя А.Доде.

Да.  Судьбы коронованных особ, потерявших корону и трон у себя на родине и оказавшихся на чужбине, оказались трагичными.
Вместе с королями и их приближенными  вращается в романе  калейдоскоп  многих людей: простых работяг, мошенников, спекулянтов...
Сталкиваются  и сложно переплетаются их интересы,  человеческие связи.
В общем, интрига изгнанных королей сохраняется до последних строчек финальной главы  романа "Конец династии".

И вот что прояснилось.
Вслед за Ван Гогом  читатель погружается в  атмосферу парижской жизни,  отражающей мельчайшие  её оттенки.

Вот к примеру, беру первую открывшуюся страницу романа:
"- Пойдем покурим, Герберт! - сказан он (Христиан -  Иллирийский король) своему адъютанту.
И оба вышли на балкон.
 День только что померк, растворился в голубом  свечении газа, и его сменил теплый, чудесный вечер.
Темный лес тюильрийских каштанов все вокроуг себя опахивал веером и уярчал сияние звезд.
Благодаря этому неиссякаемому источнику свежести, благодаря тому, что в нем  было где растечься шуму толпы, улица Риволи казалась менее душной, чем все улицы  летнего Парижа.
И, однако, здесь все время чувствовалось  неустанное стремление Парижа к Елисейским полям, к концертам на открытой сцене, под снопами света. Радость жизни, зимою скрываемая за плотными занавесками на закрытых окнах, теперь  смеялась, резвилась, пела на воле, в шляпке с цветами, в развивающейся мантилье, в холщовом платье с вырезом, благодаря которому уличный фонарь  мог на мгновение выхватить из мрака  белую шею, на ней  черную бархотку.
Кафе выплескивали на тротуары звон монет, оклики и звяканье стаканов".

Читать роман  нельзя только глазами.
Вольно или невольно ты становишься свидетелем, почти участником, происходящих событий...
Реально,  читатель проникается духом эпохи   второй половины XIX века.

А закрыв последнюю страницу, опять хочется вернуться к началу.
И это не блажь, а реальное желание,   как говорят школьные учителя, "закрепить прочитанное".

Так ведь и с картинами великих мастеров живописи: завершив осмотр выставки, тотчас желаешь начать его сначала.