Галина Павловна Окорокова (gp_okorokova) wrote,
Галина Павловна Окорокова
gp_okorokova

Categories:

Роланд Керн – человек-легенда, или: есть ли мера у любви?

Позвонил в конце прошлого года Роланд Керн, экс-бургомистр города – партнёра Шпайера и сказал: «Я должен приехать в Курск». Сказано – сделано. С нетерпением ждём встречи с г-ном Керном.

Роланд Керн стоял у истоков партнёрских отношений между городами Шпайер и Курск. Будучи молодым и амбициозным бургомистром изумительного, красивейшего немецкого города, стоящего на берегах Рейна, он «пробивал» в те далекие 1980–е годы холодные стены расхождений в идеологиях, политических разногласиях, несовпадений стратегий развития экономик. И случилось чудо. Западно-германский город Шпайер и советский Курск заключили договор о дружбе и сотрудничестве. Состоялись обменные визиты, были составлены первые планы совместных мероприятий.

Тем временем «подоспели» 90-е и нулевые годы. Рушился привычный для многих поколений уклад жизни, обесценивались сбережения, люди семьями, как было принято говорить – династиями – теряли в одночасье работу… Беда в лице «рынка» постучалась в большинство российских семей. Куряне не стали исключением.

И тогда наш дорогой Роланд Керн вместе с другими жителями Шпайера, своими друзьями, в числе которых был и покойный Карл-Хайнц Шварце, делали невозможное. В Курск направлялись десятки больших автомобилей с гуманитарной помощью. Присылались лекарства, одежда, обувь, продукты питания, оборудование для больниц и клиник города Курска и области. Помню, как прислали, в числе гуманитарной помощи, компьютеры для одного из сельских районов, а таможня запретила выдачу, так как компьютеры к гумпомощи не относились. Всё, по словам тогдашних блюстителей ввоза, подлежало уничтожению. Так и не отдали: ни технику, ни продукты, ни посылки с повседневными товарами.

Отдельной строкой шла помощь брошенным детям и сиротам. Ивановский детский дом в Рыльском районе, Дом малютки в Курске были переполнены сиротами. Туда передавались продукты, игрушки, приобретались в Курске ковровые покрытия, телевизоры, книги и т.п. В Ивановском дети узнавали Роланда Керна и Карла - Хайнца Шварце издалека и кричали зимой из открытых окошек второго этажа: «Дядя Роланд! Дядя Шварце!». Тысячи и тысячи добротных немецких марок передавались в семьи, в социальные приюты... Это было время, когда немецкие граждане открыли свои сердца и души для курян, для семей. Многие стали друзьями на десятилетия. Становились крёстными для наших детишек, курские девушки выходили замуж за парней из Шпайера. Создались в обоих городах «Круги друзей». В Обществе «Знание» Курской области открыли Центр немецкой культуры и информации. Из Посольства ФРГ стали привозить в Курск различные художественные выставки. По-настоящему стала развиваться народная дипломатия.

Памятен один случай. Роланд уезжал домой, уже вышел из Дома знаний, чтобы отправиться на вокзал. К нему подошла Л., курская журналистка, и рассказала историю о своём племяннике. У мальчика обнаружена неоперабельная опухоль мозга. Об этом сказали врачи в нашем городе, этот вердикт подтвердили и столичные специалисты. Но ведь надежда умирает последней. Л. попросила о помощи в Германии. Роланд пообещал всё разузнать и вскоре он сообщил, что мальчика и его маму ждут в немецкой клинике. Однако, после всех консультаций и анализов вывод был неутешительным: растущая опухоль неоперабельна. Господин Керн договорился с одной семьёй из Шпайера, чтобы русская мама с сыном пожили у них один месяц. Мальчика и его маму окружили вниманием, лаской, заботой, любовью, что семилетний ребёнок почувствовал в себе реальные физические силы жить, а мама уверовала в то, что надо бороться с болезнью сына и дальше.

Они вернулись в Курск, пошли с сыном в спортивный магазин покупать к зиме лыжи. Мальчик задал вопрос: «Я доживу и до зимы?». «Конечно, ты будешь учиться в школе, ты будешь здоров, ты будешь жить», – ответила мама. Это был июль или август. Мальчику предстояло пойти в первый класс. Мама и тетя Л. стали ежедневно ходить с ним на Сейм, чтобы мальчик плавал и окунался в воду с головой. Когда вода стала прохладной, обе женщины показывали, что и им не страшно, они втроём окунались с головой в холодную воду. Так было в сентябре, октябре, ноябре, декабре, январе... А дедушка и бабушка всё это время творили молитвы: дома, в храмах. Прошёл год, потом ещё один, ещё один. Опухоль перестала расти, а затем стала уменьшаться. ...Юноша закончил среднюю школу, один из курских вузов, работает в Москве. На днях разговаривала с тётей, той самой журналисткой Л. Она поведала, что племянник открыл в столице ИП и пробует самостоятельно силы в бизнесе.

Таких примеров, когда любовь взрослых людей к детям стала источником выздоровления, можно привести много. За этими примерами очень часто стоит имя большого друга курских граждан господина Керна, дорогого Роланда. Четверть века продолжаются эти контакты. Теперь г-н Керн возглавляет аэропорт города Шпайера. Он закончил также лётные курсы и стал лётчиком.

Как говорится, большое видится на расстоянии. Так вот, Роланд Керн для курян за 25 лет дружбы стал человеком-легендой. Кроме того, он и его земляки показали, что истинная любовь к людям не имеет измерения.

Друзья, знакомые Роланда всегда радуются, когда он сообщает о своём намерении посетить город Курск. Я – в их числе.



Кликните по изображению, чтобы открыть в реальном размере.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments