Category: литература

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется»

В последние дни эти тютчевские строки преследуют меня. Оказывается, стихотворение «Нам не дано предугадать…» написано в конце жизни поэта в 1869 году. Оно философская миниатюра: сжатая, краткая и очень выразительная. Можно сказать, что это наблюдение зрелого человека, прожившего долгую жизнь и имеющего большой опыт. Всего четыре строчки, но какой глубокий смысл в них заложен!

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, -
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…

Как слово наше отзовётся… Не так уж часто мы задумываемся об этом. Становится нормой жизни привносить жесткий разговорный стиль в рабочую атмосферу, а в голосе формировать металлические нотки. Приветствуется, по вертикали, дистанция между сотрудниками.

Поражает, что общаясь в виртуальном интернет-пространстве с людьми, скорее всего, незнакомыми, выливаются взаимные ушаты грязи, звучат оскорбления. За этим «как слово наше отзовётся» следуют и действия. Каждый старается не оплошать, побольнее ударить, даже тогда, когда основания минимальны.

Не случайно, по-моему, Ф.Тютчев смог рассказать нам какую-то важную тайну, закон жизни, находясь в зрелом возрасте. Не случайно. Прочтите внимательно не только две первые, но и две последние строки. Может быть, в нашей сложной, тревожной, нервной жизни следует прислушаться к пророческим словам Поэта.

Думаю ещё вот о чём. Не помню у кого (простите!), есть крылатое «мысль изреченная есть ложь». Не уверена в точном цитировании, но очень хотелось «закавычить». Может быть, ложь – в том смысле, как «слово наше отзовётся»? Сколько человек услышат мысль, столько по-разному и воспримут. Значит, в итоге – ложь? Значит, надо предельно корректно формулировать требования и претензии, чтобы не возникало тяжёлого осадка после разговора или изложенного на бумаге текста?

Пишу об этой теме и каюсь. Многолетний стаж работы в ранге руководителя, безусловно, имеет как положительные, так и отрицательные эффекты во времени и отношении с коллегами. Иногда, не сильно задумываясь, такое скажешь, что потом мучаешься неделями, места не находишь. Но, «слово не воробей, вылетит не поймаешь». Человека обидеть – легко. Дать позитивный настрой сложно. Разговор по данной теме даёт возможность принести глубокие извинения коллегам и близким людям, которых вольно или невольно ранила словом. Простите, пожалуйста.

Учиться чувствовать и понимать, как отзовётся наше слово, по-моему, никогда не поздно. Верно?

Кто мой ближний?

В издательстве «Эксмо» вышла книга «Любовь долготерпит» диалоги митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна с журналистом Марией Городовой.

Много лет тому назад мне выпало счастье познакомиться с отцом Иоанном, бывшем тогда правой рукой Владыки Иувеналия. В 1985 году они оба приехали из Иркутска. О.Иоанн был секретарём у Владыки, затем возглавил созданную духовную семинарию. Владыка Иувеналий по своему характеру был созидатель, о.Иоанн следовал тем же курсом. Разница была в том, что о.Иоанн являл собой «племя младое», с хорошей университетской подготовкой историка и аспиранта Новосибирского университета. Тогда мы организовывали встречи с женским активом, с удовольствием слушали молодого священника. Затем о.Иоанна перевели в Белгородскую епархию, где он и служит правящим архиереем. Конечно, встречи теперь не так часты, но Владыка Иоанн часто посещает Курск.

Беседы с Митрополитом Иоанном в книге «Любовь долготерпит» изложены в виде острых, интересных диалогов. Нет необходимости пересказывать их, лучше прочесть. Обращу внимание только на один вопрос и ответ. Уж очень актуально это для каждого из нас.

Вопрос журналиста: В реальной жизни часто доброжелательность, нежелание отвечать на агрессию агрессией воспринимается как слабость. У каждого, наверное в жизни есть опыт соседства с такими людьми. Владыка, а как по-христиански надо поступать в таких ситуациях?

Ответ Митрополита Иоанна: Если ты чувствуешь, что еще не можешь противопоставить натиску недоброжелательности свою любовь, то лучше всего руководствоваться принципом, сформулированным в Священном Писании: «Уклонись от зла и сотвори благо, и будешь жить вовек» (Пс.36.27). Так вот, уклонись. Это очень точное слово. Уклонись от разговора, если чувствуешь, что разговор разрушает тебя, уклонись от встречи, уклонись от каких-то совместных действий, в конце концов уклонись от осуждения того, кто не прав. И есть ещё один принцип, изложенный в книге Притчи Соломона: «Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя» (Притч.9.8). <…> Проблема вынужденного соседства с людьми агрессивными – это очень серьёзно. <…> И тут важно ощущать меру защиты, чтобы самому не стать агрессором. А вообще вопрос о ближнем – неудобном, агрессивном, а то и просто психически больным – это вопрос о степени терпимости. <…> И наоборот, дух нетерпимости – это состояние мятущейся, греховной души; когда в другом ты обнаруживаешь грех и в ответ взрываешься. Но ведь обнаруживаешь ты его и реагируешь на него так только потому, что он, этот грех, есть и в тебе и тобою ещё не побеждён.

Вопрос: Что делать нам, если зло велико, агрессия так сильна, и кажется, что уже нет места любви?

Митрополит Иоанн: А у нас есть молитва, которую повторял распятый на кресте Иисус: «Господи, прости им, ибо они не ведают, что творят!»

Но ведь ближние для человека не только те, кто рядом, кто родня по крови. Разве можно быть равнодушным, когда в соседней стране, стране православной, льётся кровь? Разве можно быть спокойным за будущее своих близких, родных, молодое поколение, если идут чудовищного масштаба информационные войны? Что же делать?

Дорожная сумка

Многие студенты, преподаватели и сотрудники сказали, что им пришлась по душе притча о мудром фермере. Удалось познакомить с её содержанием участников недавно прошедшей конференции, рассказать в других аудиториях. И, верно, слушатели считают, что притча очень полезна. А как вы найдёте этот рассказ?

«Один старец так говорил об исправлении человеческой жизни:

- Если в дорожную сумку мы положим острые и режущие предметы, ножи, вилки, шила, иголки, гвозди, разбитые стекла, железки, черепки, они, переполнив сумку, порвут её, поколют и порежут.

Чтобы сохранить сумку, необходимо её освободить, выбросить из неё всё острое. То же происходит и с нашим сердцем: страсти, пороки, грехи, беззакония, злоба, вражда и ненависть, которыми наполнены наши сердца, рвут его на части. Заставляют человека страдать, мучиться совестью. Сама жизнь побуждает нас к покаянию. Выкинуть из сердца покаянием мучащие его беззакония, выкинуть из сердца чистосердечной исповедью всю греховную скверну, как острые режущие предметы, причиняющие боль и страдания. И в сердце войдёт покой».

Прочла притчу, согласилась. Но сразу набежали вопросы: как человеку научиться не накапливать «острые предметы» в сердце и душе. Как удержаться от страстей? Человек ведь слаб. Если ему ежечасно предлагается стать богатым, сытым, дорого одетым, он всей душою начинать желать этого. И тут подворачиваются «советы», как это сделать. С этим прекрасно справляются все СМИ, особенно ЦТ и социальные сети. И замыкается круг: нарушай закон, укради, обижай других и ты будешь богатым, успешным и пр. Дай взятку и ты получишь желаемое. Согласитесь, что удельный вес такой информации зашкаливает. На её фоне попытки Церкви, учреждений культуры, школы и образования в целом, направленные на духовно-нравственное развитие личности, не всегда успешно противостоят общей атмосфере непокоя.

Конечно, дорожная сумка должна с каждым годом становиться полнее. Но как помочь каждому из нас сделать предметы в ней менее остро-колющими?

Притча о мудром фермере

На днях, в честь рождественских праздников, моя подруга Наталья Александровна Аникина подарила прекрасно подобранные и хорошо изданные «Христианские притчи».

Я тут же развернула книгу, она открылась на стр.223, где была напечатана «Притча об успехе мудрого фермера».

«Репортёр как-то раз спросил у фермера, может ли тот поделиться секретом своей кукурузы, которая год за годом выигрывала все конкурсы по качеству. Фермер ответил, что весь секрет состоит в том, что он раздаёт лучшие початки для засева всем своим соседям.

– Зачем же раздавать лучшие зерна соседям, если они постоянно, наряду с вами, участвуют во всех конкурсах и являются конкурентами?

– Видите ли, – улыбнулся фермер, – ветер переносит пыльцу с моих полей на поля соседей, и наоборот. Если у соседей будут сорта хуже, чем у меня, то вскоре и мои посевы станут ухудшаться. Если я сею хорошую кукурузу, я должен позаботиться о соседях и помочь им посеять такую же. А как уж каждый из нас будет ухаживать за посевами – это другой вопрос.

Похожее происходит и в жизни людей. Тот, кто хочет быть успешным, должен заботиться о ближних и помогать им добиваться успеха. Кто хочет хорошо жить, должен помогать другим жить хорошо. Потому что, чем лучше живётся людям вокруг, тем лучше тебе самому. Мы все зависимы и связаны в этом мире».

Вот. Сразу подумалось об учителях. О тех, кто учит деток в детском саду, школе. Настойчиво, не теряя надежды, помогает малышам добиваться первых успехов. А вузовские преподаватели? Благодаря им высшие учебные заведения становятся лучше, они вместе со студентами служат науке и помогают молодым людям превзойти учителя.

А как влияет соседство двух вузов на улучшение «качества кукурузы»? Ведь, в буквальном смысле, рядом, на одной улице, – два учебных заведения. Под номерами домов 33 и 35. Как здесь быть? Надо конкурировать, или делиться открыто своими технологиями, методиками, ходить друг к другу на лекции? Приглашать студентов, преподавателей из соседнего вуза на свои мероприятия и наоборот? Изменится ли наше общее качество? А как воспринять притчу бизнесу, водителю маршрутного такси, например?

Константин Воробьёв. Гордый и трудный человек

В 1989 году вдова нашего земляка, писателя Константина Дмитриевича Воробьёва подарила мне, сделав дарственную надпись, небольшой сборник. Назывался он «Заметы сердца. Из архива писателя». Много раз возвращаюсь к нему, находя новые и новые мысли, идеи, настроения. Неизменным остаётся одно ощущение: какой же Константин Дмитриевич «нашенский», шелкОвский.


…Потом не стало Веры Викторовны, верной подруги и спутницы жизни Константина Дмитриевича. Но продолжают приезжать в родное село Нижний Реутец, (раньше, при Константине Дмитриевиче, оно называлось ШелкОвка) Медвенского района Курской области дети – Наталья и Сергей Воробьёвы. Их приезд, это всегда праздник. На встречу с ними приходят курские школьники, односельчане. Тема одна – жизнь, судьба и творчество Константина Воробьёва.

«Заметы сердца» – особая книга. Заметки, письма писателя, его дневники – этот мир принадлежал только ему одному. Прочтёте эти «заметы» и предстанет перед вами человек, живший, как натянутая струна. И становится ясно, что иначе не могло быть. Потому, что он не терпел лжи. Потому, что был раним. Потому, что был неугоден власти со своими произведениями о войне. Потому, что страдал от безденежья и черствости сильных мира сего.

Живя в Литве, мечтал переехать в Воронеж или во Псков, Рязань или Курск. Нигде его не приняли. Из писем (1964-65 годы) Виктору Астафьеву: «Витёк, осточертела чужбина! Хочу в Русь, криком кричу – хочу домой!». «Я недавно написал повесть «Почём в Ракитном радости». Это об обворованном детстве и юности чистого мальчика. Писал долго, мучительно и радостно. Журналы не взяли». «…господи, как хорошо, что на земле моей сохранились ещё такие люди, как ты, как Твардовский, Пастернак, Юрка Нагибин, Виктор Некрасов – и имя нам – легион! Не знаешь ли ты, мученическая душа твоя русская, отчего нас невозможно пронять, отчего мы, несмотря на трёхсотлетнее ярмо татар, розги Салтычихи, лагеря Берии и Сталина – сохранили живой, честный ум и весёлый смех! Нет, живы мы – столбовые русские смерды и дворяне, и никому не отдадим свой летучий – для нас неминучий – гений, всеохватную душу свою, умеющую любить, терпеть, прощать и помнить». «…у меня есть два рассказа о войне – «пронзительные». …мне что-то сейчас не работается: наверно, втуне ожидаю хулу и брань разных бровманов (ГПО: один из критиков творчества Воробьёва) за своих «аистов». Сволочи, вышибают недозволенными приёмами перо из рук, никак не могу привыкнуть к оскорблениям, хоть на мне уже и места нету живого!». «Что ты делал в моих Курсках? А Носов – кто? Я не читал его. Ох, хочу на родину! Я ведь чуть-чуть не смылся в Рязань, да не вышло с жильём… Я уже прощупывал почву насчёт Курска. Но мне сказали, что тамошний секретарь обкома терпеть не может писателей…». «Я, видишь ли, уже отвык от человеческого слова, потому как рык и брань сплошь. И не то, чтобы я не понимал сути этой брани, не ведал истины за брехнёй, но сердце-то не защищённое. Вот дело-то какое.»

«Я похож на человека, бегущего под уклон с ножом в спине», – напишет К.Воробьёв в июле 1966 года сотруднице одного московского издательства.

В дневнике, незадолго до смерти, появилась такая запись: «Я не могу писать. Не хочу жить. Да свершится всё, чему суждено, и противиться смерти не надо».

И ещё: «На Руси были страшные времена, но подлее моего времени не было. Сохрани, Боже, последние единицы, укрой их и защити!».

Константин Воробьёв – мой земляк. Он оставил ныне живущим прекрасные книги. Прочтите, пожалуйста, ещё раз «Почём в Ракитном радости», «Тётка Егориха», «Крик», «Убиты под Москвой», его «пронзительные» рассказы. И вы увидите перед собой красивого человека и талантливого писателя. Гордого и трудного человека, – так отозвался о Константине Дмитриевиче Воробьёве его друг, писатель Геннадий Некрасов.