Category: армия

ВИТИК - ОДНОКЛАССНИК, ПОЛКОВНИК ВВС

Чем старше становлюсь, тем чаще  память возвращает  в разные периоды жизни, особенно в детство.
Думаю, что  у многих дело обстоит также.


В годы учебы  в начальной школе моим соседом по парте был Витик. Уже говорила  прежде, а  еще ранее  подметил писатель-земляк Константин Воробьев, что в нашей деревне Шелковке (официально -село Нижний Реутец),  всех односельчан звали с добавлением уменьшительно-ласкательного суффикса.
Поэтому, и в школе были Манечки, Зиночки, Колички, Митички, Ванички.  Моему соседу по парте досталось - Витик.

Жил Витик с родителями  на хуторе Роща. Отец его - Егор Васильевич, был в эти годы  председателем колхоза "Память Ильича".
Витик являл собой пример аккуратности. При всей скудности  школьного гардероба у учеников, он всегда носил  вельветовую курточку, из под которой выглядывал  белый или, по крайней мере, светлый воротничок рубашки.

Учился Витик хорошо. Окончил семилетку   с Похвальным листом.
Никогда не  задирался с одноклассниками, хотя парочка неуемных пацанов  вместе с нами училась.
Никогда не  произносил бранных слов, как это делали  многие мальчики.
Был даже стеснительным, немного замкуным.

В общем, Витик  являл  образец поведения для других школьников.

После семилетки наши пути разошлись. Он пошел учиться в райцентр,  как и многие из нашего класса. Мне досталась участь работать и поступить заочно в техникум.
 С той поры  мы встречались редко и новости о Витике узнавала от  других людей.

Закончив среднюю школу, Витик поступил в военное училище. Стал летчиком. Его воинское звание - полковник ВВС.
Когда вышел в отставку, то решил попробовать свои силы в управлении.
Как раз Губернатором Курской области был Герой Советского Союза Александр Рудской.

Он и предложил Витику должность главы Медвенского района.
Помню, как однажды открылась дверь в мой кабинет и вошел  темнолицый, стройный, с горящими  черными глазами человек.
Сразу его узнала - Витик.  Хоть он  и стал зрелым по возрасту, но остался легкоузнаваемым.
Мы долго говорили. О разном. О перспективах, прежде всего.
И, вправду, он с жаром взялся за новое, гражданское, дело.

Прошло совсем немного времени и  Витик оставил район. Уехал обратно,  к семье, в Украину, в  одну из соседних с нашим регионом территорий.
Там было у него жилье, жена и дети.
Почему он не смог работать в сельском районе?
Причины  назывались разные, но главная была одна - заболел.

Действительно, спустя  время, стало известно, что  Витик умер.  Он остался навсегда в земле тогда еще братской Украины.
Теперь туда россиянам путь заказан, как говорится.

Через призму многих десятилетий, вижу  славный  путь сельского паренька, полковника ВВС, благородного представителя своего времени Виктора Егоровича Веревкина.
И всегда думаю при этом: наше поколение   с достоинством  шло по жизни, хотя, конечно, мы об этом и не думали. 
Земное время  Витика - тому подтверждение.

Второй рассказ

Это – второй из неизданных рассказов В.П.Окорокова. Не будьте строги к стилю. Мой брат прекрасно решал задачи по химии, постоянно помогал студентам вузов, где эта дисциплина была «в почёте». Закончил Московский медицинский институт им. Сеченова и был в своё время грамотным провизором.

Итальянцы в Горловке

Хорошо вооружённая, имеющая большой опыт ведения войны, фашистская Германия вместе со своими союзниками, в числе которых была и Италия, подло, без объявления войны, вероломно, внезапно напала на нашу страну.

Несмотря на героическую оборону, Советская Армия, под ударами превосходящего по численности и по вооружению, хорошо подготовленного к войне врага, сдавала один за другим населённые пункты и города.

Итальянцы наступали на Горловку по кукурузному полю. Гремели выстрелы, слышался треск сухих кукурузных стеблей, крики и стоны раненых. Мирное население пряталось в подвалах и погребах. Наша семья тоже была в подвале, родители, как могли, успокаивали нас, детей, а порой мама закрывала нам уши подушками, чтобы не слышно было, что делалось наверху.

Наконец, всё стихло. Мы почему-то не могли самостоятельно выбраться из подвала. Помогли открыть крышку подвала соседи, потому что на нём стоял пулемёт.

И вот они – итальянские солдаты, говорящие на непонятном, немного певучем, приятном языке. Помню слова отца: «Засели наши десятка два Иванов на азотно-туковом заводе и нащёлкали по кукурузе итальянцев столько, что им пришлось два дня на конях вывозить раненых и убитых».

В первую очередь проверили документы у отца и со словами «карбон, карбон», что значит – «уголь», вернули ему военный билет.

У нас поселились два итальянских медика – офицер фельдшер Марио и санитар Пауччи – так звали их мои родные. Особых зверств они не совершали. Помнится только один инцидент. Старший брат Николай принёс домой стреляные гильзы о наших патронов и я, рассыпав их на полу, играл ими.

В квартиру вошли итальянские солдаты, увидели гильзы и, толкая отца в грудь, кричали: «Партизан, Италию пук-пук». Мать со слезами на глазах, доказывала, умоляла, показывая на брата и на меня.

Вскоре пришли «наши» итальянцы, те, которые жили у нас, медики. Отец и мать, как могли, стали объяснять им ситуацию. Похоже, они всё поняли и в довольно грубой форме проводили «непрошенных гостей».

Снабжение продуктами питания итальянцев было плохое. Бывало такое: привезут им суп, а хлеба нет – поели без хлеба. На следующий день привезут хлеб и больше ничего – и поели всухомятку. Доходило даже до того, что ели свёклу, собранную на недалеко расположенном поле, почистят – и на сковородку. Едва пойдёт парок, перевернут на другую сторону и уминают. Иногда «наши» итальянцы пытались освоить русский язык, особенно усердствовал в этом толстячок Пауччи.

Уходя, закрывая дверь, он говорил «здравствуйте». А входя в комнату, ещё у порога, кланяясь, ласково произносил «до свидания». Это вызывало бурю смеха у присутствующих.

В декабре-январе 1941-42 года наши войска хорошо потрепали немцев под Москвой. Это известие ошеломило итальянцев. Даже «наши» медики очень переживали. Санитар Пауччи ночью, видимо, во сне, стучал по стене кулаком и кричал: «Гитлер, капут!».

Атака Мертвецов. Забытый подвиг.

Прошедший июнь подарил нашему вузу и Курской региональной организации общества «Знание» России прекрасную встречу с молодыми просветителями, студентами из Беларуси и семи регионов ЦФО. Одним из условий участия в международной студенческой школе была разработка и защита социально-значимых проектов.

Представленные проекты были яркими, с хорошо выполненными презентациями. Присутствующие при их защите студенты и преподаватели МЭБИКа и других курских вузов ставили свою оценку авторам, молодым лекторам громкими, одобрительными аплодисментами.

Не скрою, меня поразил проект, представленный студентами из Воронежа. Будущие историки, студенты Воронежского государственного университета Евгений, Ирина и Александра представили материал «ВЗОР – воронежские защитники осовецкого рубежа». Презентацию проекта можно увидеть в новостной ленте на сайте Образовательной организации "Дом Знаний" под заголовком «Конкурс социально-значимых проектов».

…Шёл 1915 год. Первая мировая война. Небольшая русская крепость Осовец держала оборону от тогдашней Восточной Пруссии. Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота.

Осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней. Противник применил против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которых проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре. Всего за время осады было выпущено до 400 тысяч снарядов. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. Чёрным днём для защитников Осовца стала дата 6 августа 1915года: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы, смесь хлора с бромом. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Все живое на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал один из участников обороны.

На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Когда германские цепи приблизились к окопам, то из густо-зеленого хлорного тумана на них пошли в атаку живые мертвецы…

Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка!

Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение вошло в историю как «атака мертвецов»:

…Не будучи членом жюри, я всё-таки оценивала проекты, как говорится, для себя.

Воронежцам, без всякого сомнения, поставила высший балл – 10.

За то, что они, молодые люди, 100 лет спустя, открыли своим ровесникам, да и старшему поколению, историю подвига русских солдат, в том числе и своих земляков.

За то, что подняли из небытия, буквально, из пепла, забытый на многие годы и десятилетия пласт героической военной информации о наших предках. Спасибо им.

…А на планете, как и 100 лет назад, идут очередные войны. Совсем рядом гибнут мирные граждане, взрослые и дети, братский народ, славяне.

Господи, услышь наши молитвы о мире! Пусть на украинскую землю будет ниспослан Покров Пресвятой Богородицы!