Category: история

СУНЬ - ЦЗЫ: О СЕМИ УБЫТКАХ

А вот каковы, по мнению мудрых, Семь Убытков.

Первый будет понесен, когда человек, лишенный мудрости и способности мыслить стратегически, щедро вознагражден и пожалован должностью.
Вследствие такого назначения, на поле боя  проявят себя люди сильные и смелые, но легкомысленно относящиеся к войне.
Царь должен  позаботиться о том, чтобы не назначить такого человека военачальником.

Второй убыток случится, если начальником  становится человек  уважаемый, но бесполезный.
Слова, что говорят такие люди, и точки зрения  их постоянно меняются.
Они скрывают доброе и распространяют злое.
Они всегда ищут легкого пути.
Царь должен позаботиться о том, чтобы не разрабатывать  своих планов вместе с ними.

Третий убыток возможен от людей, которые выглядят просто, носят безобразную одежду, разглагольствуют не по чину, ибо ищут славы, и ведут  нежелательные разговоры, стремясь получить выгоду.
Это притворщики, царь должен позаботиться о том, чтобы не приблизить их к себе.

Четвертый убыток происходит от людей, которые носят  странные шляпы и пояса, и их одежда тщательно отделана.
Они повсюду  прислушиваются  к чужим обсуждениям, но сами предлагают  одни лишь  неисполнимые идеи,  как бы красуясь ими.
Они живут в бедности и пребывают в покое, пренебрегая обычаями людей.
Они соблазняют  других, и царь должен позаботиться о том, чтобы не оказать им почета.

Пятый убыток случается от клеветников, подобострастных и угодников.
Такие люди ищут  должностей и званий.
Они бесполезны, легко относятся к смерти из-за своей алчности к жалованью  и чинам.
Их не волнуют великие дела, ими движет только жадность.
Возвышенными речами  и лицемерными советами они могут доставить правителю удовольствие.
Царь должен позаботиться о том, чтобы не использовать их.

Шестой убыток -  от тех, кто покрывает постройки тщательно  выделанной резьбой или мозаикой.
Они прославляют  искусственность, цветочные орнаменты, и это вредно для сельского хозяйства.
Ты должен препятствовать таким.

Седьмой убыток происходит от людей, что занимаются волшебством и колдовством, предлагают  ко всему нетрадиционные способы, распространяют неблагоприятные пророчества, сбивая с толку добрых людей.
Царь должен их остановить.

Далее, если народ  не старается  изо всех сил, - это не наш народ.
Если чиновники  не искренни и не добропорядочны, -  то это не наши чиновники.
Если министры не вверяют нам своей верности, - то это не наши министры.
Если должностные лица не проявляют ни собранности, ни любви к людям, то это не наши должностные лица.
Если первый министр не в состоянии обогатить государствао и укрепить войско, привести инь и ян к гармонии и обеспечить безопасность  правителя государства десятью тысячами колесниц, -  и тем более неспособен руководить другими министрами, устанавливать истинные имена и свойства, обеспечивать ясность наград  и наказаний и доставить людям удовольствие, - то это не наш первый министр.

А Путь царя похож на голову  дракона.
Царь пребывает в вышине и видит далеко.
Он прозревает глубоко и слушает внимательно.
Он проявляет форму, но скрывает свою природу.
Он подобен  высоте Неба, которая  непостижима.
Он подобен глубине пропасти, которая неизмерима.
Поэтому, если ему следует разгневаться, а он этого не делает, то те, что подчинены злу, восстают.
Если ему  следует казнить, а он этого не делает, то возникает беспорядок.
Если стратегические  военные силы  пребывают в бездействии, то вражеские государства становятся сильнее.

Царь Вэнь  сказал: "Замечательно!"


А мы, возможно, скажем, что время этих советов, наивных и простых   - далеко в прошлом.  Не так ли?

СУНЬ-ЦЗЫ: ПОЧЕТ ДОСТОЙНЫМ

Увидела  реакцию читателей блога на предыдущую запись и порадовалась:   мудрость не имеет давности времени.
И, несмотря на наличие других возможных тем, решила  сделать еще одну (или две) отсылки  к древности.


В книге  Сунь-Цзы "Искусство войны" есть глава "Почет достойным".

Вот первая часть этого  повествования:


"Царь Вэнь  спросил Тай-Гуна: "Кого из моих подданных, которыми я правлю, мне следовало бы возвысить, а кого понизить в чине?
Кого следовало  бы привлечь к делам, а от кого избавиться?
Что следовало бы запретить и  чем правильно распорядиться?"

Тай-Гун ответил: "Возвышай   достойных, а недостойных понижай  в их должности.
Выбери искренних и добропорядочных, а лживых и притворных удали.
Запрети насилие и беспорядок, положи конец расточительности и праздности.
Соответственно, царствующий над людьми должен различать Шесть Угроз и Семь Убытков".

Царь Вэнь сказал: "Я хотел  бы узнать о них больше".

Тай-Гун ответил: "Что касается Шести Угроз, то первая из них возникает, когда твои подданные строят себе большие  дворцы и усадьбы с бассейнами  и терассами и принимаются неторопливо  наслаждаться видами и женщинами -музыкантами, - это вредно для добродетельности царя.

Вторая угроза  появляется,  когда люди  не занимаются сельским хозяйством, а вместо этого дают волю своему нраву  и слоняются без дела, пренебрегают законами, нарушая запреты, и не следуют указаниям чиновников - это вредно для влиятельности царя.

Третья угроза - в том, что чиновники разделятся на партии и группы - и трудно станет выделять среди них достойных  и мудрых, правитель перестанет  ощущать, как бьется сердце государства, - и это будет вредно для власти царя.

Четвертая угроза складывается, когда  ученые противоречат  царю и слишком очевидно проявляют  высоту нравственных устремлений, полагая, что такое поведение лучше всего выражает  их расположение, они заводят частные отношения  с другими князьями, тем самым ослабляя своего собственного государя, - это вредно для вызываемого царем благоговения.

Пятая угроза - в том, что подданные перестанут чтить титулы и звания, начнут презирать тех, кто управляет ими, и начнут стыдиться испытывать трудности ради государя - это вредит побуждению  достойных подданных.

Шестая угроза возникает, когда сильные семейства покушаются на собственность других и отбирают то, что захотят, оскорбляя и унижая тех, кто слаб и беден - это вредит труду простых людей".


Здесь  разрешите остановиться. О Семи Убытках  - в следующей записи. Они тоже небезынтересны.

Уважаемые читатели блога. Возможно, что-то покажется вам анахронизмом - ведь прошли тысячи лет с момента создания  трактата.
А что-то, согласитесь, звучит и нынче, в XXI веке, вполне современно.

ПЁТР ЯРЦЕВ, ДРУГ ВЯЧЕСЛАВА КЛЫКОВА


  • Встречи с Петром Михайловичем Ярцевым за все годы знакомства легко поддаются счету. Вначале они были связаны с  приездами в Курск известного скульптора Вячеслава Клыкова, с которым они дружили со студенческих лет. Потом Петр Михайлович несколько раз заходил с предложениями, вопросами и т.д. Так было и неделю назад.                                                                                                                                                                              Петр  Михайлович вместе со внуком заглянул ко мне в офис. Вспомнили о Клыкове, их дружбе, совместной работе.  "Принес  на память барельеф, копию которого  сделал с работ скульптора Ф. Толстого", - и Петр Михайлович достал из пакета  две  рельефные работы, отражающие античную тематику.                                                                                                                                                               А через пару дней, в прошедший понедельник, Петр Михайлович позвонил и сказал, что хотел бы ещё передать свои работы. " А то умру, - добавил он, - куда они денутся?". И  уточнил, переслал ли  Сергей Малютин его воспоминания о Клыкове.  Пообещала Петру Михайловичу, что все полученное прочту, как вернусь из командировки (уезжала на следующий день в Москву) и размещу в блоге. По  возвращении договорились встретиться со внуком  по поводу  работ скульптора. Ниже размещаю материалы, переданные С. Малютиным (огромное спасибо ему за это!).  Прочтите. Простые по изложению, но  уникальные - от первого лица,  воспоминания.

"ПАМЯТИ ВЯЧЕСЛАВА КЛЫКОВА

     19 октября 2014 года жители Курской области, города Курска и патриоты России отмечали 70-летие со дня рождения Лауреата Государственной премии СССР и Государственной премии РСФСР имени И.Е.Репина, Почетного гражданина города Нови Сад (Сербия), народного художника России В.М.Клыкова.

     Хотя известно, что Вячеслав Михайлович родился 16 октября, но отец записал сына девятнадцатым октябрём в честь Пушкинского святоносного лицейского братства.

    А теперь я хочу рассказать о некоторых эпизодах, связанных с нашим знаменитым земляком. Впервые я познакомился с Вячеславом Михайловичем в 1961 году, когда я учился на первом курсе художественно-графического факультета Курского пединститута, а он уже был студентом второго курса. Первый, кто заметил талант Вячеслава, был преподаватель по начертательной геометрии худграфа Николай Иванович Лобачёв, а не Лобачек, как многие ошибочно называли Николая Ивановича в документальных фильмах и в прессе.

     За два года учёбы на худграфе Вячеслав много времени уделял рисунку, лепке из пластилина, глины. Самостоятельно изучал анатомию человека в мединституте. А когда мы были на пляже, он внимательно рассматривал фигуры купающихся ребятишек. Позже в Москве оно вылепит мальчика с собачкой.

   Вместе с Вячеславом я ездил за голубой глиной в село Никольское, что недалеко от Коренной пустыни. Глину брали прямо из реки Тускарь.

    Ещё когда Клыков учился на худграфе, он вместе с заведующим кафедрой философии Курского пединститута греком Александром Николаевичем Илиади устраивали выставки работ больных пациентов в психиатрической больнице в Сапогово. Слава рассказывал, что в больнице были два брата-близнеца, и если один начинал чесать за ухом, то второй брат делал то же. Это, конечно, интересовало Илиади как психолога и философа.

     Благодаря своему мощному трудолюбию Вячеслав поступил в Суриковский художественный институт переводом на отделение монументальной скульптуры. Большую помощь ему оказал Курский архитектор Алексей Григорьевич Шуклин. Когда он увидел работы Вячеслава, то написал письмо ректору Суриковского художественного института Томскому Николаю Ивановичу с приложением работ Клыкова.

     Преподавателем у Клыкова до 1966 года был скульптор монументалист Матвей Генрихович Манизер, а по рисунку – сын Матвея Генриховича Гуго Матвеевич.

     Свои первые студенческие работы Клыков привёз показать землякам. Мы, студенты, думали, что он покажет фигуры людей или животных, а это были какие-то пласты с дырами, но очень красиво решённые по пластике. Угадывалось влияние английского скульптора Генри Мура. Куряне эти работы приняли негативно. И только Илиади пояснил, что после таких упражнений различных форм будут и портреты людей, и фигуры животных.

     Уже в первые годы учёбы в Москве Клыков вылепил бюст партизанки Веры Терещенко.   А потом был Серафим Саровский в Коренной пустыни и в Черемисиново, Икона Курская Коренная, Александр Невский в Курске, памятник Плевицкой в Винниково, жеребёнок около биофабрики, Поклонный крест в Черемисиновском районе и в Мармыжах, Храм Покрова Пресвятой Богородицы на родине, в селе Мармыжи.

     Надо заметить, что когда Вячеслав Михайлович лепил, то он не любил, чтобы на него смотрели сзади за работой.

     Когда мы открывали очередной памятник, то всегда была хорошая солнечная погода. А вот что говорил о погоде и Клыкове лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Геннадий Стрекалов при открытии памятника императору Николаю Второму:

     «Дорогие братья и сестры! Уважаемые друзья! Мы сегодня присутствуем при очень благом деле. Утром проснулся, посмотрел направо, налево – всё заволокло какими-то свинцовыми облаками. А в момент благого дела открытия памятника императору Николаю Второму и погода нам способствует, и вот это праздничное настроение – оно вашим присутствуем здесь обусловлено. Я бы хотел сказать, что много сейчас говорят о возрождении России. Это очень модное слово, но ведь возрождение не придёт само собой, как в сказке о рыбаке и рыбке. Это не каждому по силе получить такой удар от этих варваров, взорвавших этот памятник. И он всё-таки нашел в себе силы и сделал, довёл до конца… Я хочу сказать, что вот с такими, как Вячеслав Михайлович, я лично как космонавт пошёл бы в самый серьёзный космический полёт».

     Русские люди, патриоты с любовью относились и относятся к знаменитому скульптору. Сам же Вячеслав Михайлович, в свою очередь, так говорил в селе Мармыжи на своём шестидесятом дне рождения:

     «Дорогие мои, любимые русские люди, земляки! На самом деле вы самые любимые мои люди. Даже если я кого-то не видел в лицо, приезжая сюда или по дороге я всё время вспоминаю не только ваши глаза, ваши лица, я узнаю не только вот всех вас, я узнаю своих сразу, и мне так радостно и так тепло. Мы приезжаем часто в Мармыжи, и я всегда боюсь, когда мы едем сюда, как бы сердце не разорвалось от любви к этой земле, полям».

     Вячеслав Михайлович бережно относился к русским песням. Можно сказать, что он заново открыл и реабилитировал Надежду Васильевну Плевицкую, которая была несправедливо обвинена в шпионаже, сравнивая её с Матой Хари.

     Сам же он хорошо пел, любил поэзию. Некоторые стихи Николая Рубцова он знал наизусть.

     Приведу такой случай. После открытия Звонницы на Прохоровском поле мы ехали в одном купе с правнуком Льва Николаевича Толстого Никитой Ильичём Толстым. Так что Вячеслав и Никита пели всю дорогу, пока я не вышел в Курске.

     А вот другой случай. Известно, что Вячеслав Михайлович часто приезжал на свою малую родину в Мармыжи и, как правило, с писателями, художниками, актёрами. Был на его родине актёр Алексей Захарович Ванин, певица Татьяна Петрова и будущая певица Татьяна Острягина, геополитик Наталья Алексеевна Нарочницкая. Однажды он приехал с кинооператором из Орла – Владимиром Почечикиным, чтобы запечатлеть мать Вячеслава Михайловича. Лидия Тимофеевна всегда гостеприимно встречала гостей и друзей сына. Владимир гостил на родине Клыкова несколько дней. А через некоторое время Вячеслав Михайлович встретил Почечикина в Орле. И сказал ему, что теперь его очередь угощать гостя у себя дома. Владимир всячески уклонялся, но всё же пригласил Вячеслава Михайловича в свой дом. Жена Владимира Маша, узнав, что это и есть сам Клыков, достала припрятанную бутылку самогона (как видно, от мужа), чтобы угостить дорогого гостя. Ну а после угощения запела казацкие песни, посвящённые легендарному генералу Ермолову. Вячеслав Михайлович от этих песен прослезился. Про этот случай мне рассказал сам Клыков, а дополнил белгородский скульптор Анатолий Шишков.

     В 1991 году, по инициативе Фонда Славянской письменности и культуры, было совершено перенесение мощей преподобного Серафима Саровского из Богоявленского Кафедрального собора Москвы в Дивеево, которое закончилось установлением памятника преподобному Серафиму на его дальней пустыньке. В день открытия памятника Вячеслав Михайлович приготовил для Патриарха Алексия II серебряный с позолотой барельеф Серафима Саровского. Когда открывали памятник, то монахини, стоя на коленях, молились и плакали. Вячеслав Михайлович рассказал мне, что он тоже не смог сдержать слёз, а барельеф подарил монахиням.

     В октябре 1991 года по инициативе Вячеслава Михайловича в Курске проходила конференция «Русский чернозём». В ней принимали участие ученые-почвоведы из центральных областей Черноземья. По окончании конференции Клыков в Москве в Министерстве иностранных дел организовал пресс-конференцию. Были приглашены крупнейшие средства массовой информации. После этого Вячеслав организовал экспедицию по чернозёму всех центральных областей России в честь столетнего юбилея выхода книги В.В.Докучаева о русском чернозёме. Финансировать экспедицию правительство не стало. Поэтому Вячеслав на эти мероприятия потратил свои 27 тысяч рублей.

     В своей книге Докучаев писал: «Чернозём… для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд; в нём вековечное неистощимое русское богатство».

     Вячеслав Михайлович гордился, что в 1900 году на Всемирной выставке в Париже центральное место в экспозиции вместе с Каслинским ажурным чугунным литьём был большой куб русского чернозёма. Французы тут же окрестили русский чернозём «Черным бриллиантом».

     А какого объёма был Панинский монолит? Вячеслав утверждал, что один кубический метр. Пришлось с ним поспорить. Дело в том, что куб был изъят в Воронежской области в моём родном Панинском районе. С помощью ломовых лошадей мужики вытягивали из котлована по спущенному в яму дубовому скату огромный куб чернозёмного монолита – каждая грань равнялась сажени! – предварительно обитый досками и обвязанный верёвочными канатами. Тянули к станции этот исполинский ящик по первому снежку на специальных широкополозных санях шесть запряжённых цугом битюгов. Это был восьмикубовый Панинский монолит, содержащий в себе 11% гумуса.

     После закрытия выставки монолит отправился в Сорбону. К сожалению, в 1968 году, во время студенческих волнений, в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию монолит куба был разрушен. Его обломки, самый большой из которых имеет размеры 60х40х30, находится во Французском национальном агрономическом институте. Вячеслава Михайлович в нашем споре я всё-таки убедил.

     В 1992 году, по инициативе Фонда Славянской письменности и культуры, решено было по благословению Святейшего Патриарха Алексия II пронести через все славянские страны Неугасимую Лампаду, воженную во святом Граде Иерусалиме, с Благодатным Огнём от Гроба Господня. До Москвы во главе сопровождения Неугасимой Лампады был епископ Василий Родзянко и ещё 12 человек. А из Москвы от Славянской площади до Севастополя её сопровождали Александр Морозов, Шиновский Юрий, старший брат Игоря Талькова Владимир. Я тоже был участником этого знаменательного события. На всём пути нас встречали прихожане с пасхальными лампадами из Тулы, Орла, Курска, Белгорода, Харькова.

     Когда мы проезжали по Украине, в одном из городов было объявлено по радио и телевидению, что в кинотеатре вечером будет показан фильм о Благодатном Огне. Когда же мы пришли в кинотеатр, то в зале на первом ряду сидела одна девочка лет шести-семи. Вячеслав Михайлович поблагодарил девочку, и фильм был показан для неё одной.

     Последняя остановка у нас была на месте Святого Крещения Крестителя Руси Владимира в Херсонесе Таврическом…

     Пётр Михайлович Ярцев"

Вернулась 5 августа из командировки, пришла  на работу. Ко мне тотчас вошла секретарь и сказала: "вчера звонил тот молодой человек, что был  с дедушкой   несколько дней назад. Он просил сообщить, что Петр Михайлович  умер". "Как - умер?" - только и смогла ответить ей...

Эта запись  неожиданно оказалась  посвящением   памяти очень хорошего человека, отличного скульптора, патриота России
Петра Михаловича Ярцева.
Пусть Господь будет милостлив к душам
двух великих людей, друзей по жизни и совместной работе  Вячеслава Клыкова и Петра Ярцева.

«С родной земли – умри, да не сходи»

Есть у нас поговорка «с родной земли – умри, но не сходи», которую приписывают древнерусскому князю Александру Невскому, одержавшему победу в битве с рыцарями Тевтонского ордена на Чудском озере 5 апреля 1242 года.

Сослаться на эту древнюю мудрость подвигла череда событий праздничного характера. Так, 12 июня, в День России, состоялось большое праздничное мероприятие в Курском областном драматическом театре. Выступил с добротной речью Губернатор Александр Михайлов, зал с особой теплотой встретил 14-летних подростков, которые получили паспорт гражданина России. Было много музыки, царило прекрасная атмосфера мира и благоденствия.

Но, особенно тронуло то обстоятельство, что были вручены государственные награды многим лучшим людям региона. И, главное, – отмечены победы людей труда. На сцену под одобрительные аплодисменты поднимались механизаторы, водители, машинисты, мастера цехов, фермеры, доярочки. В общем, рабочий класс. В последние годы чаще видим, что чествуют представителей шоу-бизнеса, литераторов, художников. И вдруг – люди труда! Это были те, кто не сошел с родной земли.

А дополнила картину очередная Курская Коренская ярмарка, певшая и плясавшая, молившаяся и радовавшаяся представшему великолепию, пиру души и желудка. Погода была в этот день солнечной и достаточно жаркой. В поисках прохлады мы заглянули на подворье Медвенского района. Руководитель района Виктор Катунин и глава Верхне-Реутчанского муниципального образования Андрей Подтуркин с особым радушием предложили кружку холодного хлебного кваса, тарелку окрошки, шашлык и другие вкусные яства. Через несколько минут присоединился ещё один житель села Верхний Реутец – Андрей Залогин. Он пошёл по стопам своего покойного отца, работает агрономом в фермерском хозяйстве. В руках Андрея была небольшая икона Серафима Саровского. «Сын в армию уходит, так ему хочу с собой дать», – пояснил он.

Смотрела я на этих парней, русских богатырей. Честных, порядочных, ответственных. Именно они остались жить и работать в своих селах, на родной земле. Они делают её краше. Растят хлеб, воспитывают детей, руководят муниципалитетами. На фотографии, не очень удачной, правда, все же можно разглядеть их прекрасные, мужественные лица. Через века и столетия они следуют призыву Александра Невского «с родной земли – умри, но не сходи». Кланяюсь вам низко, дорогие труженики земли русской.

Домострой. Созданный своими руками.

Из XV века, из времён Новгородской республики, ведет свой отсчёт «Домострой», свод правил, наставлений и советов по всем направлениям жизни человека и семьи.

В середине XVI века это произведение приписывалось протопопу Сильвестру. Как веровать, чтить царя, строить семью, а также дела кухОнные и бытовые – все рекомендации были чёткими и соответствовали требованиям того времени.

Так вот. Лет двадцать «с хвостиком» тому назад решили и мы, команда Дома знаний, создать свой «Домострой». Собрались вместе и подумали, что важно для сотрудников и тех, кто приходит к нам учиться. Это было время сложное, непривычное. Стремительно менялось всё: собственность переходила в частные руки, либерализация цен, обнищание миллионов граждан, отсутствие объективной информации или её полное непонимание и невосприятие.

В этих условиях нужно было выстроить систему взаимоотношений между потребителями образовательных услуг и теми, кто их предоставляет.

Разработали Правила нашего Дома. Ирина Жигалкина (Белоглазова), художник нашей организации, изложила их на ватмане. Получился красивый, корректный свод «законов» Дома знаний. Ничего лучшего не придумали, как разместить на одной из мраморных колонн большого фойе первого этажа созданный «Домострой», прикрепив уголки ватмана клейкой лентой.

…Шли годы. Народ примыкал к корпоративной культуре Дома знаний. Написанный от руки, свод правил продолжал сопровождать каждого, кто входил в Дом. К этому тексту все привыкли, даже перестали замечать.

А совсем недавно коллеги Наталья Еськова и Ирина Гусева на ГТРК «Курск» рассказывали о новых программах и проектах нашего вуза, приглашая абитуриентов на обучение по «свежим» профилям бакалавриата и новым магистерским программам. И вдруг ведущий Евгений Донец говорит: «всё у вас, в Доме знаний, впечатляет. Например, «Домострой». Бог мой, – подумалось, – то, что кажется обыденным, оказывается, важным для гостей Дома знаний!

Теперь эта рукописная запись стала историей. Но, по-прежнему, она занимает то самое «почетное» место на колонне в холле первого этажа. Уже от времени кое-где завернулись края ватмана. Уже несколько лет не работает Ирина Васильевна Белоглазова. Уже пора бы поменять «Домострой», набрать красивым типографским шрифтом в сопровождении соответствующего современного дизайна. Но. Раритет ведь. Начало начал Дома знаний.


Кликните по изображению, чтобы открыть в реальном размере.

O Holy Night (Святая ночь)

Эта Рождественская песнь известна далеко за пределами Франции, где были написаны слова и музыка. Текст принадлежит жителю французского города Рокмора, продавцу вина Пласиду Каппо, а музыка – выпускнику Парижской консерватории Адольфу Шарлю Адану.

История создания песни такова. Середина XIX века. Приходской священник попросил П.Каппо (он был известен своими стихами) написать слова песни на Рождественскую мессу, чтобы на ней с достоинством отметить восстановление церковного органа.

Вскоре Рождественская песнь стала популярной не только на родине. Её стали переводить на другие языки и исполнять в разных странах.

Существует предание о том, что во время Первой мировой войны, перед Рождеством, находились в окопах солдаты Германии и Франции. Ночью 24 декабря один безоружный французский солдат внезапно выскочил из окопа. Обе стороны с удивлением смотрели на него, а со стороны противника уже приготовились стрелять. Солдат поднял глаза к небу и запел «Святую ночь» на французском языке. Когда он закончил петь, из другого окопа вылез немецкий солдат и ответил ему рождественским гимном М.Лютера на немецком языке. В честь Рождества бои прекратились на следующие 24 часа. В прилагаемом ниже киноролике вы можете посмотреть этот сюжет.

В ночь перед Рождеством так и хочется произнести: ломать – не строить; воевать – не спасать; ненавидеть – не любить. Строить, созидать, спасать, любить – гораздо сложнее. Но именно в этом – великая миссия тех, кому доверено стоять во главе государств. Пожелаем же правителям мудрости, понимания и реализации миссии любви и уважения к своим и другим народам. Пусть это пожелание сбудется. Ночь ведь впереди – Рождественская.

С Рождеством Христовым!





Рождественская песнь на русском языке.

Святая ночь! Сверкают ярко звезды.
В тиши ночной нам родился Христос.
Весь мир тонул в грехе и беззаконьи,
Но Божий Сын нам спасенье принес.
Надежда счастьем сердце наполняет,
Вдали горит грядущих дней заря.
О, человек! Внимай певцам из рая!
О, ночь, о ночь Христова рождества!
О, ночь, о ночь Христова рождества!
Небесный свет рассеял мрак печали,
С огнем в душе мы у яслей стоим.
Так мудрецы Царя царей искали,
Несли дары и склонились пред Ним.
Господь господ лежал в хлеву на сене,
Сочувствовать Он может нам во всем:
Он знает жизнь, Он испытал мученья.
Пади пред Ним, признай Его Царем!
Пади пред Ним, признай Его Царем!
Он нас учил все покрывать любовью.
Любви закон и Свой мир Он нам дал.
Наш долг — спасать несчастных и бездольных:
За всех людей наш Господь пострадал.
Пусть песни славы льются, словно реки.
Пусть каждый к Богу с радостью спешит.
Христос — Господь! Хвала Ему навеки!
Ему вся власть и честь принадлежит.
Ему вся власть и честь принадлежит.

Атака Мертвецов. Забытый подвиг.

Прошедший июнь подарил нашему вузу и Курской региональной организации общества «Знание» России прекрасную встречу с молодыми просветителями, студентами из Беларуси и семи регионов ЦФО. Одним из условий участия в международной студенческой школе была разработка и защита социально-значимых проектов.

Представленные проекты были яркими, с хорошо выполненными презентациями. Присутствующие при их защите студенты и преподаватели МЭБИКа и других курских вузов ставили свою оценку авторам, молодым лекторам громкими, одобрительными аплодисментами.

Не скрою, меня поразил проект, представленный студентами из Воронежа. Будущие историки, студенты Воронежского государственного университета Евгений, Ирина и Александра представили материал «ВЗОР – воронежские защитники осовецкого рубежа». Презентацию проекта можно увидеть в новостной ленте на сайте Образовательной организации "Дом Знаний" под заголовком «Конкурс социально-значимых проектов».

…Шёл 1915 год. Первая мировая война. Небольшая русская крепость Осовец держала оборону от тогдашней Восточной Пруссии. Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота.

Осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней. Противник применил против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которых проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре. Всего за время осады было выпущено до 400 тысяч снарядов. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. Чёрным днём для защитников Осовца стала дата 6 августа 1915года: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы, смесь хлора с бромом. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Все живое на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал один из участников обороны.

На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Когда германские цепи приблизились к окопам, то из густо-зеленого хлорного тумана на них пошли в атаку живые мертвецы…

Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка!

Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение вошло в историю как «атака мертвецов»:

…Не будучи членом жюри, я всё-таки оценивала проекты, как говорится, для себя.

Воронежцам, без всякого сомнения, поставила высший балл – 10.

За то, что они, молодые люди, 100 лет спустя, открыли своим ровесникам, да и старшему поколению, историю подвига русских солдат, в том числе и своих земляков.

За то, что подняли из небытия, буквально, из пепла, забытый на многие годы и десятилетия пласт героической военной информации о наших предках. Спасибо им.

…А на планете, как и 100 лет назад, идут очередные войны. Совсем рядом гибнут мирные граждане, взрослые и дети, братский народ, славяне.

Господи, услышь наши молитвы о мире! Пусть на украинскую землю будет ниспослан Покров Пресвятой Богородицы!

Кто мой ближний?

В издательстве «Эксмо» вышла книга «Любовь долготерпит» диалоги митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна с журналистом Марией Городовой.

Много лет тому назад мне выпало счастье познакомиться с отцом Иоанном, бывшем тогда правой рукой Владыки Иувеналия. В 1985 году они оба приехали из Иркутска. О.Иоанн был секретарём у Владыки, затем возглавил созданную духовную семинарию. Владыка Иувеналий по своему характеру был созидатель, о.Иоанн следовал тем же курсом. Разница была в том, что о.Иоанн являл собой «племя младое», с хорошей университетской подготовкой историка и аспиранта Новосибирского университета. Тогда мы организовывали встречи с женским активом, с удовольствием слушали молодого священника. Затем о.Иоанна перевели в Белгородскую епархию, где он и служит правящим архиереем. Конечно, встречи теперь не так часты, но Владыка Иоанн часто посещает Курск.

Беседы с Митрополитом Иоанном в книге «Любовь долготерпит» изложены в виде острых, интересных диалогов. Нет необходимости пересказывать их, лучше прочесть. Обращу внимание только на один вопрос и ответ. Уж очень актуально это для каждого из нас.

Вопрос журналиста: В реальной жизни часто доброжелательность, нежелание отвечать на агрессию агрессией воспринимается как слабость. У каждого, наверное в жизни есть опыт соседства с такими людьми. Владыка, а как по-христиански надо поступать в таких ситуациях?

Ответ Митрополита Иоанна: Если ты чувствуешь, что еще не можешь противопоставить натиску недоброжелательности свою любовь, то лучше всего руководствоваться принципом, сформулированным в Священном Писании: «Уклонись от зла и сотвори благо, и будешь жить вовек» (Пс.36.27). Так вот, уклонись. Это очень точное слово. Уклонись от разговора, если чувствуешь, что разговор разрушает тебя, уклонись от встречи, уклонись от каких-то совместных действий, в конце концов уклонись от осуждения того, кто не прав. И есть ещё один принцип, изложенный в книге Притчи Соломона: «Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя» (Притч.9.8). <…> Проблема вынужденного соседства с людьми агрессивными – это очень серьёзно. <…> И тут важно ощущать меру защиты, чтобы самому не стать агрессором. А вообще вопрос о ближнем – неудобном, агрессивном, а то и просто психически больным – это вопрос о степени терпимости. <…> И наоборот, дух нетерпимости – это состояние мятущейся, греховной души; когда в другом ты обнаруживаешь грех и в ответ взрываешься. Но ведь обнаруживаешь ты его и реагируешь на него так только потому, что он, этот грех, есть и в тебе и тобою ещё не побеждён.

Вопрос: Что делать нам, если зло велико, агрессия так сильна, и кажется, что уже нет места любви?

Митрополит Иоанн: А у нас есть молитва, которую повторял распятый на кресте Иисус: «Господи, прости им, ибо они не ведают, что творят!»

Но ведь ближние для человека не только те, кто рядом, кто родня по крови. Разве можно быть равнодушным, когда в соседней стране, стране православной, льётся кровь? Разве можно быть спокойным за будущее своих близких, родных, молодое поколение, если идут чудовищного масштаба информационные войны? Что же делать?

Благословение князей Барятинских

Неподалёку от областного центра, в часе с небольшим езды на автомобиле, встречает каждого человека особой атмосферой строгой красоты и величия, умиротворения, уюта и радости дворцово-парковый ансамбль санатория «Марьино». О том, что это был загородный дом князей Барятинских, напоминают установленные в парке, в здании, на центральной площади памятники основателю дворца – Ивану Ивановичу Барятинскому и его сыну генералу Александру Ивановичу Барятинскому.


История этой архитектурной жемчужины Курского края восходит к началу XIX века, когда князь Иван Иванович Барятинский задумал построить великолепный дворец и разбить огромный парк с прудами, которые ничем не уступали бы хорошо известным пригородным усадебным ансамблям Москвы и Петербурга. Этот замысел был воплощён в жизнь в 1811-1820 годах по проекту архитектора К.Гофмана.

Место для постройки дома на реке Избица выбрано не случайно. Раньше земли на юго-западе Курской губернии были жалованы Петром I гетману Мазепе. До сих пор сохранились в селе Ивановское палаты Мазепы, а ближайшие селения Ивановское, Степановка и Мазеповка были названы по имени, отчеству и фамилии гетмана. После того, как в 1709 году Мазепа бежал за границу, эти земли и селения несколько раз перераспределялись между видными деятелями России. Так они и были пожалованы сенатору, вице-адмиралу флота графу Николаю Федоровичу Головину, внучка которого вышла замуж за князя Ивана Сергеевича Барятинского и принесла в качестве приданого все курские имения, принадлежавшие когда-то Мазепе.

Князья Барятинские в течение нескольких столетий играли важную роль в истории России. Их древний знатный род восходит к Рюрику (878 год). В старинном «Гербовнике дворянских родов» и других описаниях истории рода князей Барятинских сказано: «Князья Барятинские ведут свой род от святого благоверного князя Михаила Черниговского, происходившего от Рюрика в одиннадцатом колене и от равноапостольного князя Владимира в восьмом. Святой князь Михаил был одною из жертв, павших в Орде Сарайской по воле хана Батыя». В описании родового герба говорится, что «…князья Барятинские Российскому престолу служили в знатнейших чинах и жалованы были от государей поместьями…».

Строил дворец сын Ивана Сергеевича – Иван Иванович Барятинский. Он, «…употреблён был по дипломатической части при посольстве в Лондоне, где, занявшись изучением сельского хозяйства и промышленности, пристрастился особенно к первому». Иван Иванович учитывал и природный живописный ландшафт, и то, что в округе рыльской «земля к плодородию отменно хороша». Так и появилось на карте России Марьино, дворцовый ансамбль, названный в честь второй жены Ивана Ивановича – Марии Фёдоровны. За 10 лет был выстроен огромный дворец общей площадью до 10,0 тысяч квадратных метров и все служебные сооружения. На 65 гектарах пахотной земли разбит парк; построены оранжереи; вырыт большой пруд площадью в 18 гектаров, украшенный мостами, островами и ротондой, кирхой, статуями, оборудованный пристанями и имевший даже свой большой флот. Помимо этого построена больница и аптека, школа, богадельня, церковь, суконная фабрика, сахарно-ромовый завод и дома для бедных крестьян. Добавим - «…оркестры музыки (40-50 музыкантов)… хоры певчих… марьинский театр». И, конечно, огромное количество картин русских и итальянских художников, коллекции изящного фарфора, ценнейшие скульптуры и другие произведения искусства.

…Простите, боюсь увлечься дальнейшим рассказом об истории рода князей Барятинских. Скажу только о финальной «точке».

В тридцатые годы прошлого века над фамильной усыпальницей князей надругались. Были осквернены и сожжены останки 28 захоронений знатного рода российских офицеров, один из которых - Александр Иванович Барятинский - лично пленил Шамиля.

Первым покаялся за содеянное нашими предками бывший директор санатория «Марьино» Борис Ильич Ворович. Он восстановил 23 имени и разместил в бывшей школьной котельной (а ранее усыпальнице) мемориальные доски о великих русских соотечественниках. Именно Борис Ильич был инициатором установления памятников бывшим владельцам Марьино.

Князья Барятинские незабвенно любили свою землю, свой народ. Потому и посылают благословение всем тем, кто оказывается в Марьино. Ежедневно по дворцу ходят экскурсанты. Каждую неделю приезжают свадебные кортежи. А более 200 человек одномоментно получают санаторное обслуживание в этом райском – иначе не скажешь! – уголке курщины.